Авторизация
×

Логин (e-mail)

Пароль

Интерактивные истории, текстовые игры и квесты
Гиперкнига

Библиотека    Блог

Посетите наш новый сайт AXMA.INFO

Запустить

Словарь индейских слов:

А

Аджидомо – белка

Амик – бобр

Амо – пчела

Б

Бимагут – виноградник

Бэм-вава – звук грома

В

Вабассо – кролик; север

Ва-ва-тэйзи – светляк

Вава – дикий гусь

Вавбик – утес

Вавонэйса – полуночник (птица)

Вагонбмин – крик горя

Вампум – ожерелья, пояса и различные украшения из раковин и бус

Во-би-вава – белый гусь

Вобивайон – кожаный плащ

Вэбино – волшебник

Вэбино-Вэск – сурепка

Вэ-мок-квана – гусеница

Г

Гитчи-Гюми – Верхнее озеро

Д

Дагинда – гигантская лягушка

Джиби – дух

Джосакиды – пророки

Дэш-кво-нэ-ши – стрекоза

И

Иза – стыдись!

Инайнивэг – пешка (в игре в кости)

Ишкуда – огонь, комета

Й

Йенадиззи – щеголь, франт

К

Кагаги – ворон

Каго – не тронь!

Кайошк – морская чайка

Кивайдин – северо-западный ветер

Кинэбик – змея

Киню – орел

Ко – нет

Куку-Кугу – сова

Куо-ни-ши – стрекоза

Кэнбза, Маскеноза – щука

М

Манг – нырок

Ман-го-тэйзи – отважный

Маномони – дикий рис

Месяц Светлых Ночей – апрель

Месяц Листьев – май

Месяц Земляники – июнь

Месяц Падающих Листьев – сентябрь

Месяц Лыж – ноябрь

Миды – врачи

Минага – черника

Минджикэвон – рукавицы

Минни-вава – шорох деревьев

Мискодит – «След Белого» (цветок)

Мише-Моква – Великий Медведь

Мише-Нама – Великий Осетр

Мондамин – маис

Мушкодаза – глухарка

Мэдвэй-ошка – плеск воды

Мэма – зеленый дятел

Мэшинбва – прислужник

Н

Нама – осетр

Нама-Вэск – зеленая мята

Нинимуша – милый друг

Ноза – отец

Нэго-Воджу – дюны Верхнего озера

Нэпавин – сон, дух сна

Нэшка – смотри!

О

Овёйса – сивоворонка (птица)

Одамин – земляника

Оза вабик – медный диск (в игре в кости)

Окагавис – речная сельдь

Омими – голубь

Онэвэ – проснись, встань!

Опечи – красногрудка (птица)

П

Па-пок-кина – кузнечик

Пибоан – зима

Пимикан – высушенное оленье мясо

Пишнэкэ – казарка (птица)

Поггэвогон – палица

Погок – смерть

Пок-Уэджис – пигмеи

Понима – загробная жизнь

С

Сава – окунь

Сибовиша – ручей

Соббикаши – тарантул

Сон-джи-тэгэ – сильный

Сэгвон – весна

Т

Тэмрак – лиственница

У

Уг – да

Угодвош – самглав, луна-рыба

Ч

Читовэйк – зуек

Ш

Ша-ша – далекое прошлое

Шебамик – крыжовник

Шингебис – нырок

Шишэбвэг – утенок (фигурка в игре в кости)

Шовэн-нэмэшин – сжалься!

Шогаши – морской рак

Шогодайя – трус

Шошо – ласточка

Шух-шух-га – цапля

Э

Энктагя – Бог Воды

Эннэмики – гром

Эпоква – тростник

В наше время редко встретишь людей, готовых помочь другим просто так, из сострадания или храбрости. И несмотря на то, что я был не из робкого десятка, но не торопился совершать подвиги и спасать выживших из предполагаемого пожара вдали. Коню требовался отдых, да и я сам не спал уже добрые сутки, поэтому подсознание требовало немедленно привязать коня к стволу большого вяза и, наполнив флягу водой из ближайшего ручья, откинуться закутавшись в плащ возле согревающего пламени костра.

Но огненные сполохи огня на горизонте зачаровывали и манили к себе. Невозможно было спокойно уснуть не разведав что же там происходит.

Немедленно отправиться на разведку

Копыта звонко цокали в сгущающемся сумраке, где-то позади догорал брошенный второпях окурок. С каждым шагом коня волнение все нарастало, потому что вдали уже можно было разглядеть пылающую повозку, окутанную клубами дыма. А еще появился запах, тошнотворный запах жаренного мяса, но не того, что подают в придорожных трактирах, а какой-то зловонный смрад, как у гниющего болота. Поморщившись, я натянул свой шейный платок повыше, прикрыв нос и рот, но вонь лишь усиливалась по мере приближения к пожару.

Пришпорить коня

Рваные края ран на брюхе мертвых лошадей красноречиво говорили, что это не было проделками индейцев с их острыми топорами. Это скорее походило на нападение диких животных, но ведь они не атакуют своих жертв снизу, распарывая им животы! Мой опытный глаз бывалого охотника отметил, что на брюхе недоставало нескольких кусков кожи и мяса, их словно вырвали в порыве необузданной ярости, с силой, на которую не способен ни один человек.

Поморщившись отвернуться

В напряженной тишине я медленно разворачиваю своего коня и начинаю двигаться по направлению к небольшой рощице деревьев. Их зеленые кроны теряются в непроглядной ночной темноте, но с каждым шагом становится понятно откуда исходит это зловоние - что-то очень смердит именно за этими деревьями.

Когда до ближайшего дерева остается несколько метров, из темноты на вас выныривают 3 странных фигуры. Они лишь частично напоминают людей, вернее то, что от них осталось: обрывки гнилой одежды драными клочьями свисают с изъеденных червями тел, пустые глазницы смотрят в мою сторону, а руки тянутся ко мне, влекомые каким-то голодным зовом.

Раньше я слышал о зомби лишь от пьяных завсегдатаев трактиров, но сейчас эти адские создания приближаются ко мне тяжело волоча по земле остатки того, что когда-то было ногами.

Принять бой

Развернуть коня и ускакать прочь

Лежащие на земле тела убитых зомби немного портят окружающий пейзаж.

Вернуться к обозу

Внезапно мой конь, словно почуяв что-то встает на дыбы и испуганно ржет, косясь в сторону деревьев. Животные инстинкты намного чутче человеческих, и я за долгие годы, проведенные в прериях привык им доверять. Поэтому решив не испытывать судьбу, я начинаю разворачивать коня в противоположную от рощи сторону.

Но поддавшись панике животное отказывается слушаться и нерешительно кружится на месте, пытаясь сбросить меня из седла. В этот момент из-за деревьев появляются две обезображенные фигуры. Мои рефлексы срабатывают мгновенно, и вот уже рука сжимает рукоятку верного "Кольта", но взбешенный конь продолжает артачиться, мешая мне точно прицелиться.

Звучат выстрелы, пули отрывают части гнилой плоти на телах приближающихся ко мне зомби, но не останавливают их. Нежить набрасывается на испуганного коня одновременно с двух сторон, вгрызаясь в него зубами. Животное хрипит и заваливается на бок, подминая под себя мое тело, слышится треск ломаемой кости и я теряю сознание от резкой боли в ноге. К сожалению мне больше не суждено очнуться чтобы продолжить эту никчемную жизнь.

Мой конь испуганный огнем нерешительно топчется на месте. Взяв его под узду, я отвожу его немного в сторону и привязываю к небольшому дереву.

Внезапно мой слух улавливаеи какое-то шевеление в кустах. Резко повернувшись в ту сторону, я не замечаю зомби, вышедшего из-за дерева за моей спиной и беззвучно приближающегося сзади. В следующее мгновение он бросается на меня сзади, вонзив гнилые зубы в податливую плоть шеи. Кровь из перекушенной артерии фонтаном брызгает в разные стороны, я медленно оседаю на землю, даже не успев понять, что произошло.

Неожиданный конец в самом начале. Вам повезло что игру можно откатить на одну локацию назад :)

Прикрывая лицо рукой и шляпой я подхожу ближе к горящей повозке. Во фляге еще осталось немного воды, но ее явно недостаточно, чтобы справиться с пылающим деревом. Да и какой смысл тушить, если внутри некогда удобного средства передвижения все выгорело и вряд ли удастся что-то спасти.

Развернувшись и собираясь отойти назад, я замечаю кожаную сумку лежащую на земле. Огонь практически не повредил ее, лишь слегка закоптил металлический замок на ее боку.

Поднять сумку

Отойти от пылающей повозки

Не слезая с коня, я отточенным движением руки расстегиваю кобуру и берусь за рукоятку, не раз выручавшего меня в передрягах "Кольта". Холодная сталь револьвера обжигает трясущуюся от волнения руку. Направив ствол в сторону приближающейся нечисти, я три раза быстро нажимаю курок. Грохот выстрелов пронзает холодное покрывало ночи словно охотничий нож шкуру убитого лося.

Когда пороховой дым рассеивается, я вижу три фигуры без движения лежащие на земле, в их головах зияют огромные дыры от пуль 45 калибра. В ноздри бьет мерзкий запах разлагающейся плоти и окружающую тишину нарушает лишь тихое потрескивание догорающей повозки.

Осмотреть убитых зомби

Яркие блики огня в ночи и зловоние мервецов могут привлечь сюда диких зверей или других зомби, поэтому нужно поскорее убираться из этого гиблого места. Точка, обозначенная крестиком на карте теперь прочно поселилась в моей голове и не даст спокойно жить дальше. Что если это тайник с несметными сокровищами? А может это путь к богатству и славе? Надо обязательно проверить, но накопившаяся усталость дает о себе знать, и придется все-таки остановиться на ночлег.

Отъехав на пару миль от догорающей повозки, я заприметил холм, возвышающийся над остальными. С него можно просматривать окружающую территорию, не боясь быть застигнутым врасплох.

Собрать дрова для костра

Заночевать не разжигая огонь

Разжечь костер в пустыне, чтобы согреться ночью, почти нереально, но тут повсюду валялись сломанные ветки деревьев и кустарников, сухая трава и даже перекати-поле вполне сгодятся для костра. Стреножив коня и привязав его к стволу дерева, я отправился на поиски дров.

Набрав полную охапку хвороста и свалив их в центр, выложенного из камней круга, я резко чиркаю огнивом о кремень. Яркие искры осыпают сухую листву и она мгновенно вспыхивает. Через несколько минут костер разгорается, убаюкивая меня своим согревающим теплом. Закутавшись в плащ я быстро засыпаю, погрузившись в объятия Морфея.

Смотреть сны

Обычная наплечная сумка, которую принято брать с собой в дальний путь из-за ее большой вместительности. Сделанная из грубой кожи, она совершенно не пострадала от огня и скорее всего была брошена кем-то второпях убегающим от пылающей повозки. Но почему начался пожар? Где выжившие люди? Эти вопросы сверлили мозг словно штопор, вгрызающийся в податливую винную пробку. Возможно удастся найти ответы внутри лежащей на земле кожаной сумки.

Открыть сумку

Вернуться к повозке

Рывком я выхватываю револьвер из кобуры, но зоркие глаза индейцев, жадно ловящие каждое мое движение, мгновенно посылают сигнал их натренированным пальцам рефлекторно отпустить тетиву. Едва слышный свист сорвавшихся стрел, сменяется глухими ударами каменных наконечников о мои кости. Алая кровь брыжжет из пронзенной шеи и глаза, еще 2 стрелы пригвождают руку с поднятым револьвером к моему торсу. Булькающий звук, заполнившей горло крови, и угасающий взгляд, словно театральный занавес, завершают мое бренное существование в этом мире.

Невзирая на жест индейца я двигаюсь дальше в сторону просвета между деревьями. На лице краснокожего одновременно одно за другим сменяются несколько выражений: удивление, злость, решимость.... Он громко и отчетливо произносит непонятное мне короткое слово: "Уой!" и, как по мановению волшебной палочки, луки остальных индейцев поворачиваются в мою сторону.

Стараясь не делать резких движений, я настойчиво скачу к спасительной тропе через рощу. Через пару мгновений я слышу за спиной звуки в унисон звенящей тетивы, и в следующую секунду мое тело бросает вперед на гриву коня, пронзенное острыми наконечниками стрел. Испуганное животное бросается прочь, унося вдаль мое мертвое тело, которому вскоре суждено стать лакомством для вечно голодных стервятников.

Открыв застежку замка я заглядываю внутрь сумки. Среди ненужного хлама мне удается найти несколько монет, острый нож с костяной рукояткой и странный рисунок, нанесенный на кусок потрепанного пергамента. Внимательно приглядевшись к знакам и символам, я понимаю, что это карта, на которой крестиком отмечено место, расположенное поблизости от известной вам горы и небольшого шахтерского городка, раскинувшегося у ее основания. Но что там находится и кто нарисовал эту карту? Вопросов становится все больше, а ответы на них мне еще предстоит найти.

Вернуться к обозу

Я протягиваю индейцу серебряные часы. Держа их за цепочку, он подносит циферблат к своим глазам, удивленно наблюдает за движением секундной стрелки, цокает языком. Покрутив их в руках еще минуту, великан возвращает их мне обратно, отрицательно качая головой.

В индейских племенах серебро видимо не слишком жалуют, ведь торгуя с бледнолицыми предпочтителен желтый металл, который они так любят и готовы обменять золото на множество удивительных вещей.

Предложить что-то еще

Вынув из кармана несколько монет разного достоинства, я протягиваю их индейцу. Взглядом опытного торговца, он за несколько секунд прикидывает, что в здоровой руке я держу не более 3$ и вновь показывает на кожанную сумку, висящую у меня на плече. Наверное, мои монеты не представляют для краснокожего особого интереса.

Порыться в сумке

Что ж, пойдем к водопаду. Тропка там получше, поположе, и выглядит не такой крутой...

Действительно - тропа прямая и удобная.

А вот и водопад. Вблизи он смотрится еще великолепнее, чем выглядел издали... Шикарный вид, открылся мне... Да. Не зря я пошел по удобной тропе. Падающая вода с ревом разбивается о прибрежные скалы, вспенивается, закручивается в водовороты. Завораживающее зрелище.

Что-то голова закружилась... Я чувствую, что не могу отвести взгляд от кружащейся воды... Что со мной???

К сожалению вы забыли про то, что ваш вестибулярный аппарат работает не очень хорошо.

У вас закружилась голова и вы рухнули прямо в сверкающий, лучистый водопад.

На дне вас ждали острые камни. Вода и зубы камней разорвали вас на мелкие кусочки, а зомби рогатых лягушек долго и благодарно вспоминали о вас.

Непойму до сих пор - зачем я пошел налево, но оно того стоило.

Метров через сто я увидел большой валун. И если-бы не стая птиц, взлетевшая от валуна, при моем приближении, я бы не обратил на него внимание.

Из под валуна торчали ноги. Обычные ноги, в сапогах, в штанах.

Осмотреть ноги

Сами ноги меня, конечно-же, не интересовали. Но я точно знаю, что просто так никакие валуны никому на голову не падают; вольная перефразировка из великого произведения.

Я содрал кусок ткани с остатков ног, и положил в свою сумку. Пригодится. И стал разглядывать валун. Он был большой. А еще он был круглый. Со следами обработки.

Надо быть поосторожнее. Это явно активированная ловушка. Сколько их еще здесь???

К пещере

Не убирая револьвер от виска хитрого шамана, другой рукой, вы забираете противоядие из его рук.

Варево выглядит премерзким. Да и запах оставляет желать лучщего.

Лучше и не нюхать.

Задержав дыхание вы выпиваете зелье.

Сразу-же ваша голова закружилась, вы оступились, но удержались на ногах. Индеец воспользовался вашей слабостью, вырвался, что-то заорал и шмыгнул в свой вигвам.

Вы поняли, что дело пахнет керосином, и бежите вслед за шаманом.

В ту же секунду, как вы рванули к вигваму - разверзся ад. Стрелы, смертоносным дождем, начали усеивать все пространство вокруг. Вы вовремя успели.

Ворвавшись в вигвам вы увидели, что хитрый шаман спрятался от стрел под щитом. Да - это единственное спасение от смертоносного дождя.

Вы боретесь с шаманом за право жить.

Забрав у шамана щит, и чудом уцелев под градом стрел, вы подбираетесь к выходу.

Индейцев всего десять человек.

Вы намечаете, для себя, самых активных стрелков, прицеливаетесь и расстреливаете шестерых из десяти.

В барабане закончились патроны. А оставшиеся индейцы попрятались. Вы спокойно перезаряжаете револьвер, не забывая поглядывать наружу, примечая нездоровые шевеления спрятавшихся супостатов.

О! Вот один решил выглянуть из-за камушка.

Меткий выстрел и на одного противника стало меньше.

А вы хохочете, радуясь жизни и этому смертельно опасному приключению!

Оставшиеся трое решили пойти в атаку. Бессмысленную и глупую атаку.

Для начала они решили устроить заградительный огонь. Получилось. Вы живой и раны от стрел несут смертельную опасность.

Вы пережидаете под щитом.

Как только закончился стрелопад, вы отбрасываете щит и кувырком вперед выскакиваете из вигвама.

Опьяненный жизненной энергией вливающейся в вас, в замен смертельной инфекции, вы убираете револьвер в кобуру и достаете нож.

Пользуясь эффектом неожиданности и непредсказуемостью ваших действий, вы кидаете нож в одного из индейцев и попадаете ему прямо в горло. Осталось двое.

Один из индейцев вырвался вперед в своем неумолимом беге со смертью. Вы дождались пока он добежит до вас, увернулись от удара его копья, сокращаете дистанцию, между вами, и ударили кулаком его в челюсть. Индеец упал, а вы повернулись к последнему врагу.

И вовремя... Индеец уже заносил свой томагавк для решающего, смертельного удара.

Вы перехватываете руку с топором, уже готовую раскроить ваш череп на две половинки.

Индеец оказался здоровым малым, и руку с топором пришлось держать двумя руками...

Но индеец был настырным и давил и давил... Внезапно он дернул рукой назад, как-бы замахиваясь снова. От неожиданности вы выпускаете его руку. Не ожидавший такого, быстрого избавления от вас, индеец выпускает тамагавк и тот улетает...

Пока бугай не очнулся вы хватаете его за горло и начинаете душить. Индеец тоже зря времени не теряет и пытается вырваться, молотит вас кулаками в солнечное сплетение, пытаясь пробить пресс. Но с каждым разом удар был все слабее и слабее. Он сам себя убивал в бессмысленной попытке вырваться из ваших цепких рук...

Противник сделал еще одну попытку вырваться. И вы даже подумали, что он все-таки вырвется, но вы его удержали, а в следующее мгновение индеец обмяк. Сердце его остановилось, а глаза выкатились из орбит.

Вы отпустили обмякшее тело и пошли в вигвам.

В вигвам

Я падал в темноту. Меня вертело и крутило. Я падал и мне было страшно. Наверное я кричал, но крика не слышал. Темнота поглощала любой звук!

Но вот стало светлее. Еще светлее. И мое тело врезается в реальность бытия. Страх отступает, я забываю про него окунаясь в окружающий мирок, но перед тем, как окончательно забыть страх я четко осознаю мысль : "Избран".

Я нахожусь в грязном, прокуренном салуне, где собираются бродяги, искатели приключений, старатели, авантюристы со всего света, и царит вечный полумрак.

Они едят, пьют, разговаривают, громко смеются, иногда стреляют в воздух, для того, чтобы подбодрить нерасторопного бармена или напугать официантку.

Я хожу между ними как тень. Меня не замечают. Я пытаюсь дотронуться до одного из них, но моя рука проходит сквозь него.

Я удивленно смотрю на руку. Неужели я стал призраком? Но ведь я еще не умирал!

Или я все-таки умер, и это загробная жизнь? Что-то она не похожа на ту, которой страшил наш капелан, на воскресной службе.

Внезапно все звуки замирают, а все головы оборачиваются к дверям.

Мне не видно, что происходит там и я прохожу сквозь людей, чтобы увидеть что происходит.

В дверях стоит немолодой индеец. Что-то в его одежде неуловимо подстегивает мою память. Но вспомнить не удается.

Индеец осмотрел завсегдатаев салуна. Его взгляд остановился на рыжем, бородатом человеке. Во взгляде мелькнула смесь ярости и презрения, но на лице не отразилось ничего.

Индеец пошел к рыжему, и как по команде люди продолжили свои дела, больше не обращая внимания на нового посетителя.

Но я не сводил глаз с индейца.

А он, тем временем, подошел к рыжему бродяге, сел за его стол и стал что-то говорить ему, но так тихо, что никто даже не обернулся.

Я пошел к столику, где разговаривали индеец и рыжебородый.

К столику

Индеец говорил тихо и спокойно, а вот рыжий говорил громко, на публику, с гонором и наглостью.

– 30 шкур оленей, 20 волчьих скальпов, 50 килограммов пемиака, 80 медвежьих когтей. Все как договаривались.

– И за эти мерзкие, вонючие, драные шкурки ты с меня требуешь двадцать ящиков огненной воды? - Басил рыжий - Да ты обезумел краснокожий! Я тебе дам три бутылки за все. И проваливай покуда цел.

– Мы договаривались на двадцать ящиков. Мой товар высокого качества.

– Да не зачесывай мне тут! Ты че? Совсем охренел? - и рыжебородый обратился ко всему залу - Нет, вы слышали? Эта красножопая сволочь решила мне впарить объеденные молью шкурки как новые.

Со всех сторон раздались возмущенные выкрики...

– Вот что я тебе скажу, тварь красножопая: забирай три бутылки огненной воды и вали-ка отсюда побыстрее.

– Не раньше, чем получу двадцать ящиков, выродок койота.

Последние слова, по видимому, очень разозлили рыжего, и он выплеснул пойло из своей кружки в лицо индейцу.

Индеец остался невозмутим. Он молча вытер лицо. Встал из-за стола и... Плюнул прямо в тарелку своего оппонента. После этого он так-же невозмутимо направился к выходу из салуна.

В воздухе повисла гнетущая тишина.

Я смотрел на индейца и не мог пошевелиться. На меня напало какое-то странное оцепенение... Я просто смотрел. А тем временем, за моей спиной, что-то происходило.

– Смотри! Смотри! Смотри! - шептал мне голос в сознании... - Смотри...

Дальше события развивались с такой скоростью, что рассказать дольше, чем увидеть.

Индеец уже дошел до дверей, как к нему подбежал разъяренный рыжебородый. В воздухе сверкнул нож.

Острие уже готово было войти под ребра индейца, как вдруг руку с ножом перехватила рука другого посетителя салуна.

Я пригляделся к новому персонажу несостоявшейся драмы и... Я не поверил своим глазам! Это был мой отец. Намного моложе, чем я его помнил, но тем не менее это был он. Да и индейца я тоже вспомнил. Это был шаман...

И тут я снова начал падать. Меня вертело и крутило, болтало в разные стороны... И вот наконец....

....меня выкинуло в реальность

Так вот что связывало моего отца с шаманом. Отец спас ему жизнь. А шаман был хранителем. Значит и огненная вода нужна ему была закупить материал для ловушек - универсальная валюта. Это он хорошо придумал.

Я думаю, что пора заменить старые ловушки на более совершенные, современные.

Вот тут, где каждый день надо подсыпать песочек на замаскированную яму - надо накидать земли - пускай травка растет, а вот там... Ну это вообще убожество... Веревку - растяжку надо убрать, и поставить новую ловушку...

В общем работы невпроворот. Надо составить список дел и материалов.

Написать список

Тыц-тыц-тыц

Тыц-тыц-тыц

Тыц-тыц-тыц

Тыц-тыц-тыц

Тыц-тыц-тыц

Тыц-тыц-тыц

Тыц-тыц-тыц

Тыц-тыц-тыц

Тыц-тыц-тыц

Тыц-тыц-тыц

Тыц-тыц-тыц

Тыц-тыц-тыц

Тыц-тыц-тыц

Тыц-тыц-тыц

Тыц-тыц-тыц

Тыц-тыц-тыц

Тыц-тыц-тыц

Тыц-тыц-тыц

И доехал Илья Муромец до стольного Киев-града...

Ой. Это из другого произведения. Извиняюсь...

Я доехал до поселка в котором проживал последние несколько лет. Тут мне предстояло сесть в паровоз, и ехать в Большой город.

Перрон

Итак. Приступим к списку. Что мне надо, для усовершенствования ловушек?

1. Веревка 1000 м

2. Блоки - 100 шт.

3. Топор - 10 шт.

4. Кислота - 20 л

5. Порох - 10 кг

6. Динамит... Динамита надо много... Разберемся.

7. Запал - 100 шт.

Ну и еще что-нибудь...

Список составлен, ловушки активированны - пора ехать в город.

Сесть на лошадь

Я встал со своего места, и направился к грабителям.

– Эй! - Парни обернулись, на мой окрик.

– Ну что вы трогаете этого задохлика? Я и спиной видел, что у него из ценного только его жизнь...

– Ты иди подальше, лучше, пока твоя шкура цела. А нето, неровен час, появятся новые дырки...

Пока грабители были отвлечены на меня, маленький человечек в черном, с полоской, костюме, сунулся в свой саквояж и что-то оттуда достал. Явно он был не такой безобидный, как это казалось поначалу.

– Да ладно. Вы чего? - я слегка приподнял руки, чтобы грабители немного успокоились.

И тут в грабителей ударила молния.

Прямо здесь!

В вагоне!

В поезде!

Осмотреть тела

Я подошел к телам и начал осматривать их. Бандиты были слегка обуглены ; вкусно пахло шашлычком

Сердца их не бились. Я посмотрел на человека в черном костюме, в вертикальную, серую, полоску.

А он смотрел на меня и в глазах его плескался ужас.

– Ты не виноват, - сказал я - их убила молния.

От звука моего голоса человек начал приходить в себя. По крайней мере страх исчез и он открыл рот, чтобы что-то сказать, но я не дал ему это сделать.

– В вагоне, кроме нас двоих, никого нет. Ты великий колдун, раз смог ударить их молнией. Я никому не скажу. А тела мы сейчас выкинем. И о них больше никто не вспомнит.

– А-а-а-а... Э. Хорошо. Вам помочь?

– Да. Бери вон этого за ноги, и потащили...

Закончить "уборку" в вагоне

Я помню стакан с двойным виски.

Помню свой вызывающий взгляд.

Помню начавшуюся драку

Помню сверкнувшее лезвие ножа

А дальше ничего не помню.

А ДАЛЬШЕ И НЕ НАДО ПОМНИТЬ - раздался голос за моей спиной. Я обернулся и увидел высокую фигуру, укутанную в старомодный, черный плащ.

– Кто ты?

– Я СМЕРТЬ.

– Так ведь я еще живой, - удивился я - зачем ты пришла?

– ПРИШЕЛ.

– Хорошо. Пришел. Так зачем?

– ТЫБЕ ТОЛЬКО КАЖЕТСЯ, ЧТО ТЫ ЖИВОЙ. нА САМОМ ДЕЛЕ ТЫ УМЕР!

– Не может быть! Вот он я - стою перед тобой. Живехонек!

– А ТЫ ОБЕРНИСЬ - в голосе смерти проскользнула нотка иронии. - ОТРИЦАНИЕ, ЗЛОСТЬ, ПРИНЯТИЕ - странно пробормотал смерть. Я обернулся

На грязной земле забарного закутка лежал я. Кровь вытекала из раны в правом боку.

– ТЫ-БЫ НЕ ВЫЖИЛ. НОЖ ПРОШЕЛ ТВОЮ ПЕЧЕНЬ НАСКВОЗЬ. В ЭТОМ ВРЕМЕНИ - ЭТО СМЕРТЕЛЬНАЯ РАНА... СОЖАЛЕЮ. НО... ПОЙДЕМ. Я ОТВЕДУ ТЕБЯ К ПРАОТЦАМ. ТАМ ТЕБЯ ДАВНО ЖДУТ.

– Нет, черт побери, никуда я с тобой не пойду! Мне надо отомстить!

– НЕ НАДО. ТВОЕГО УБИЙЦУ Я УЖЕ ПРОВОДИЛ. ОН ЖИЛ НА ЧЕТЫРЕ МИНУТЫ ДОЛЬШЕ ТЕБЯ.

Мне надо было "переспать" с новой формой моего существования...

Твою мать... Я умер. Эй, Смерть! Пошли!!!

Я привез Николу Тесла в каньон. Мы разработали с ним план охранных сооружений. И сделали из каньона один большой сейф.

Конечно вылилось это в кругленькую сумму. Но золота было достаточно.

Три с лишним года мы с Теслой работали не покладая рук.

Делали, переделывали, и снова делали.

Мне понравился этот нелюдимый ученый. Но я так и не открыл ему своей тайны. Не рассказал, об индейских сокровищах.

И вот мы закончили. Мы убрали все старые ловушки. И поставили новые, высоко-технологические. Основанные на электричестве, конечно-же. Мир не видывал такого еще никогда. Это были самозаряжающиеся, полностью автономные, и практически вечные ловушки.

Но мне надо было быть твердо уверенным, что Тесла никому и никогда не расскажет про мою тайну. Но как быть твердо уверенным, что он никогда не расскажет?

Я обратился за советом к духам. Но духи не дали мне четкого ответа, оставляя за мной право выбора.

Я убил своего друга Николу Теслу, жарким летом, в безветренный полдень, когда он, по своему обыкновению, спал в сени деревьев.

Просто подошел к нему и выстрелил в висок.

Тело, по всем правилам, я предал земле, прочитав молитву, за упокой души, моего безвозвратно ушедшего друга.

Моя персональная шизофрения громко возмущалась, но я сказал ей заткнуться...

Я считаю, что я выполнил свою миссию, как хранитель. Никто кроме меня больше не знает, и никогда не узнает о великих сокровищах, великого индейского народа.

Свою миссию я выполнил. Дуло револьвера холодит висок. Мне не страшно. Я выполнил свою миссию.

Еще секунда...

КОНЕЦ

Поздравляю. Вы дошли до одной из нескольких альтернативных концовок игры!

Хотите сыграть еще раз?

Добравшись наконец до ущелья сокровищ, я принялся сооружать новые ловушки.

Не такие допотопные, что были раньше. А современные, с современными материалами, технологиями.

Растяжки, падающие бревна, мины, охотничьи ямы и прочее - прочее - прочее.

Пол года моей жизни ушло на то, чтобы создать ловушки. Я еще несколько раз ездил в Большой город - докупал необходимые материалы. Лавочник не задавал лишних вопросов. Он просто собирал необходимые мне материалы, получал деньги, и отсылал товар на железнодорожную станцию.

А потом я стал жить своей жизнью. Не торопясь никуда, посвятив свою жизнь охране индейских сокровищ.

Со временем я привез в ущелье женщину, которая готовила, стирала и согревала постель. Она родила мне сына и трех дочерей.

Я думал, что мой сын продолжит мое дело, принесет Великую Клятву, но жизнь решила, что так не интересно.

В один прекрасный, солнечный день, мои родные, всем семейством пошли гулять. Уж не знаю, что произошло у них, но через несколько часов в ущелье прогремел взрыв. Я сразу бросился туда, проверить кто и в какую ловушку попался.

anykey

Когда-же я добрался до места взрыва я увидел, что ...

Моя семья... Они все погибли... Была активирована главная ловушка, у входа в сокровищницу.

Они все погибли под завалом. Я не рассчитал количество заложенного динамита, и взрывом обрушило склон горы, вместе с коридором ведущим в пещеру сокровищ.

Откуда я знаю? Я долго разбирал завалы, но так и не смог разобрать до конца. В итоге я плюнул на все, заложил остатки динамита в свой раскоп и взорвал. Для моей семьи (а так-же и для индейских сокровищ) получилась отличная могила. В тот-же миг я почувствовал, что клятва моя снята с меня.

И вот сейчас, на склоне лет, я сижу в своем кресле-качалке, укрытый пледом, и смотрю на старинные часы на цепочке, и вспоминаю свою молодость, свои приключения... И мне кажется, что я что-то упустил в этой жизни...

- Эй! Ангел-хранитель, персональная шизофрения... Ты чего молчишь? Давай, подсказывай: что я забыл???

КоНеЦ

Но есть еще и другие альтернативные концовки игры ;)

Чего только не было в лавке. Такие лавки уникальны. Тут можно было купить все, что душе угодно.

В полумраке лавки пахло сыростью и пылью. Вдоль стен высились громандные стелажи, уставленные товарами.

Я не стал разглядывать все разнообразие товаров - слишком много. Но я знал, что все, что мне нужно, я найду здесь. Поэтому я сразу пошел к хозяину лавки.

– Здравствуй Уильям.

– И тебе не хворать. Чем могу помочь?

– Вот у меня списочек есть... - я подал список старому Уильяму.

– Тот взял список, одел очки, и начал читать вслух:

1. Веревка. Толстая. - 1000 метров.

2. Блоки одношкивные. - 100 штук.

3. Топоры столярные. - 10 штук.

4. Кислота серная. - 20 литров.

5. Порох. - 10 килограммов.

6. Динамит. - 50 связок.

7. Запалы. - 100 штук.

– Ну чтож, молодой человек. У меня есть практически все необходимое. Как скоро вам все это надо? И какой валютой будете расплачиваться?

– Надо вчера. А расплачиваться буду самой твердой валютой, что есть на свете - золотом.

– С Вами приятно иметь дело. У меня есть практически все, что Вам необходимо. Нет только кислоты и динамита. Но это не беда. Завтра к обеду приходите, и Ваш заказ будет выполнен на сто процентов.

– Отлично! Меня устраивает! Приду завтра после обеда.

Я попрощался с лавочником и вышел на улицу.

Куда пойти?

В салун

Искать комнату

Я зашел в лавку, как и обещал, после обеда. Лавочник встретил меня улыбкой.

– Молодой человек, а вы пунктуальны. Ваш заказ уже готов и упакован. Куда прикажете доставить? Оптовому покупателю доставка товаров, в любой конец города, бесплатно.

– Это очень замечательно, любезнейший. Но наверное Вы ждете и от меня выполнения некоторых обязательств?

– Ну мы-же с Вами деловые люди, молодой человек!

– Все верно, деловые. Поэтому вот Ваше золото, любезнейший.

– Приятно было с вами работать! Приходите еще. Всегда рад помочь. - зачастил лавочник, взвешав золотой песок. - Приезжайте еще! Всенепременно приезжайте. А если что - присылайте Ваш заказ почтой, заранее. Я обязательно соберу его, к Вашему приезду.

– Конечно, Уильям, это будет очень удобно. Всего доброго, удачного дня!

На вокзал

Что-то устал я. Дела подождут до завтра. А сегодня я хочу просто отдохнуть.

Но где-бы мне найти постоялый двор? До вечера время еще есть, пойду, прогуляюсь по городу.

Улицы города. Я иду по ним, выделяясь как белая ворона в стае своих серых сестер.

Горожане они совсем не такие, как люди живущие в прерии. Горожане рыхлы, изнежены, кожа их бела и тонка. И еще горожане кичатся этим. Не зная, что они отбросы мира, гнойники жизни, мусорная свалка...

Проститутки, воры, грабители, профессиональные нищие, аферисты, убийцы, наркоманы, алкоголики... Все пороки мира собраны в городах-гнойниках.

Я проходил один салун за другим, несколько постоялых дворов, один за другим, остались позади. Все они мне не нравились. Я доверяю своим чувствам, своей интуиции. Поэтому я искал, шел и шел вперед.

Вдруг я остановился. Что-то заставило меня остановиться и оглядеться вокруг.

Рядом со мной, через дорогу, стоял небольшой особнячок. А перед его воротами, была прибита табличка: Сдаются комнаты.; Комната на час, сутки.

Вот оно!!!

Я направился к дверям особняка.

Осмотреть дверь особняка

Я заметался по пещере, пытаясь спасти, хоть что-то из золота. Ведь не просто-же так я пережил столько приключений. Должно-же быть хоть какое-то вознаграждение.

В итоге я схватил первое, что попало мне в руку. Это был богато разукрашенный меч. Явно не индейский, но уж больно удобно он лег в руку...

inv+ Меч Тамплиеров

Пора...

Я побежал к выходу. Вокруг рушился потолок. Это все из-за моей оплошности, но кто знал?

Вот он - коридор. Спасен! В этот миг сознание мое померкло.

Я пришел в сознание. Вокруг была тьма. Голова болела. Я попытался сесть, но дикая боль в ноге не дала мне этого сделать. Я снова упал на спину и долго разглядывал цветные круги, плывущие перед глазами.

Когда боль слегка поутихла я предпринял вторую попытку. Не так резко и более аккуратно. Я ощупал свою ногу. Она была предавлена, чуть ниже колена, огромным валуном.

Я снова лег на спину. Положение мое... Аховое.

А это что такое?

Под моей рукой было что-то продолговатое...

Меч! Это тот древний меч, что я прихватил из сокровищницы!; Древний Кинжал-3 не выйдет никогда. Он потерялся в такой-же вот пещере...

Я спасен. Но какой ценой? За все надо платить!

Я беру в руки меч.

Достаю его из ножен.

Долго примеряюсь... Все таки страшно.

Откладываю меч в сторону.

Отрываю от рубахи рукав и туго перетягиваю ногу. Что-то не очень мне хочется истечь кровью...

Снова беру в руки меч, и уже не колеблясь делаю несколько ударов.

Я свободен. Боль жуткая, в голове гудит, разъяренным ульем, боль. Я ползу вперед... Только вперед...

Врят-ли кто-то найдет твое тело в коридорах безизвестной пещеры...

Стены пещеры тряслись, над головой был слышен скрежет камней, потолок рушился. Я не стал раздумывать, а просто побежал к выходу. Побежал так быстро, как еще не бегал никогда.

Факел потух, и выпал из рук. Дальше я пробирался в полной темноте, по наитию. Наверное я не очень долго бродил в темноте, но мне показалось, что я бродил не меньше недели.

Но вот впереди появился свет. Я долго стоял на одном месте, смотрел на свет, чтобы привыкли глаза.

Свобода! Солнце! Ветер в лицо! Счастье-то какое!!! А золото... Дело наживное. Я жив и это главное. Может быть, когда нибудь, я вернусь сюда и разберу завалы, достану на свет золото...

Идти к выходу из каньона

Дверь как дверь - ничего особенного. Когда-то была окрашена в белый цвет. Теперь-же краска облупилась и, частично, отпала.

Но дверь была не совсем обычная. На ней не было ручки. И звонка не было. И дверного молотка тоже не было. И шнурка не было... Как внутрь-то попасть?

Я толкнул дверь. Но она была заперта.

Ну не оставаться-же на ночь под дверью. И я начал стучать в дверь кулаком.

Стучал я долго. Но вот вдали задверного пространства я услышал скрипучий голос, возвещавший о том, что он идет, и медленные, шаркающие шаги.

Наконец дверь открылась, и моему взору предстала ветхая старушка, лет так под двести.

– Чем могу быть полезна, молодой человек?

– Извините, миссис...

– Мисс. Мисс Баркли.

– Извините, мисс Баркли. У Вас на воротах написано, что вы сдаете комнаты в наем.

– Да, молодой человек, сдаю. Так приятно, в наше гиблое время, встретить такого обходительного, и грамотного человека. Но что вы стоите... Проходите в дом. Сейчас я вам покажу комнату...

Дверь закрылась за моей спиной. Я понял, что на эту ночь я обеспечен крышей над головой, пищей в желудке, и мягкой постелью.

На следующий день

И все-таки левый коридор поприятнее. Ветерок свежий обдувает, водичка капает где-то невдалеке... Вперед. Сокровища ждут меня!

А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! ; "Мать-мать-мать - привычно ответило эхо."

"Допрыгался". Лютики - цветочки, птички - бабочки, ветерок - водичка...

Подскользнулся я на полу скользком, под уклон ведущем, и покатился с высокой скоростью вниз куда-то. И скорость все нарастала.

Я попытался затормозить движение, но только содрал кожу с рук. Ногами получилось лучше. Скорость моего скольжения несколько упала, хотя я и продолжал лететь вниз...

Но вдруг стены коридора кончились, и я оказался в воздухе.

Падение длилось не более двух секунд. Я даже не успел сгруппироваться... Просто плюхнулся в ледяную воду, спиной вниз.; повезло однако.

Я вынырнул на поверхность, отплевывая попавшую в рот и нос воду.

Факел я потерял, но в подземной пещере, с озером, было светло. Откуда-то сверху лился солнечный свет. Похоже тут световод пробит, сквозь толщу камня.

Тут что-то коснулось моей ноги. В озере есть какая-то живность. ; Голлум... Голлум!!! Моя прелес-с-с-сть...

Выбираться надо подобру - поздорову.

Человек быстро плыл к недалекому бережку. Еще немного, меньше десятка метров осталось человеку до берега...

Взмах, гребок, взмах, гребок.

Бульк - прозвучало в тишине пещеры, и человек исчез. Только круги на воде показывали, что он был тут недавно, да из-под воды поднялось несколько пузырьков воздуха.

Покачиваясь в седле, я разглядывал серебряные часы, что нашел, казалось-бы давным - давно, в ту памятную ночь, когда начались мои приключения, которые привели меня к сокровищам. И которые закончились так... Неожиданно.

А может приключения еще не закончились? Ведь вот они: часы, лежащие у меня на ладони. Кому-то они когда-то принадлежали... Надо найти наследника, и рассказать о том, что произошло с хозяином часов.

Так что я жду? Вперед! К новым приключениям!!!

Еще не конец

Ждите продолжения игры "Мертвые тоже люди 2: Хозяйка старинных часов".

Всем кому понравилась наша игра может обратиться к авторам с просьбой о написании продолжения. Если таких игроков будет много, то мы (Saint и Kaschey) непременно напишем продолжение этой истории!

THE END

....or to be continued?

Что-то устал я. Дела подождут до завтра. А сегодня я хочу просто отдохнуть.

Но где-бы мне найти постоялый двор? До вечера время еще есть, пойду, прогуляюсь по городу.

Улицы города. Я иду по ним, выделяясь как белая ворона в стае своих серых сестер.

Горожане они совсем не такие, как люди живущие в прерии. Горожане рыхлы, изнежены, кожа их бела и тонка. И еще горожане кичатся этим. Не зная, что они отбросы мира, гнойники жизни, мусорная свалка...

Проститутки, воры, грабители, профессиональные нищие, аферисты, убийцы, наркоманы, алкоголики... Все пороки мира собраны в городах-гнойниках.

Я проходил один салун за другим, несколько постоялых дворов, один за другим, остались позади. Все они мне не нравились. Я доверяю своим чувствам, своей интуиции. Поэтому я искал, шел и шел вперед.

Вдруг я остановился. Что-то заставило меня остановиться и оглядеться вокруг.

Рядом со мной, через дорогу, стоял небольшой особнячок. А перед его воротами, была прибита табличка: Сдаются комнаты.; Комната на час, сутки.

Вот оно!!!

Я направился к дверям особняка.

Осмотреть дверь особняка

Дверь как дверь - ничего особенного. Когда-то была окрашена в белый цвет. Теперь-же краска облупилась и, частично, отпала.

Но дверь была не совсем обычная. На ней не было ручки. И звонка не было. И дверного молотка тоже не было. И шнурка не было... Как внутрь-то попасть?

Я толкнул дверь. Но она была заперта.

Ну не оставаться-же на ночь под дверью. И я начал стучать в дверь кулаком.

Стучал я долго. Но вот вдали задверного пространства я услышал скрипучий голос, возвещавший о том, что он идет, и медленные, шаркающие шаги.

Наконец дверь открылась, и моему взору предстала ветхая старушка, лет так под двести.

– Чем могу быть полезна, молодой человек?

– Извините, миссис...

– Мисс. Мисс Баркли.

– Извините, мисс Баркли. У Вас на воротах написано, что вы сдаете комнаты в наем.

– Да, молодой человек, сдаю. Так приятно, в наше гиблое время, встретить такого обходительного, и грамотного человека. Но что вы стоите... Проходите в дом. Сейчас я вам покажу комнату...

Дверь закрылась за моей спиной. Я понял, что на эту ночь я обеспечен крышей над головой, пищей в желудке, и мягкой постелью.

На следующий день

Утром я проснулся бодрым и свежим. Меня ждут великие дела!

Мисс Баркли приготовила завтрак. Для молодого организма конечно было маловато, но это не страшно, потом где-нибудь еще перекушу. Я съел яичницу, из одного яйца, два тоста с черничным джемом, и выпил маленькую чашечку кофе. Чашка была настолько маленькой, а стенки такими тоненькими, что я боялся раздавить ее в своих руках.

Распрощавшись с приветливой хозяйкой, я пошел в лавку, за необходимыми мне товарами.

Я шел по улицам ненавистного города. Ненависть была обоюдной. Я презрительно плевал в сторону проституток, а они обливали меня грязью, слетавшей с их языков. Я отталкивал от себя попрошаек, а они проклинали меня... Грязный город. Грязные люди...

До знакомой лавки оставался всего лишь квартал. Но я застрял в толпе, которая перегородила всю улицу.

Из сбивчивых шопотков я понял, что где-то недалеко, сегодня утром, произошел взрыв.

Предчувствуя недоброе, я начал пробираться сквозь толпу, расталкивая всех локтями, и не обращая внимания на угрозы и проклятия сыпавшиеся на меня со всех сторон.

Добравшись до знакомой лавки я увидел развалины оной. Все мои недобрые предчувствия оправдались. И что делать? Да собственно ничего страшного - найду другую лавку...

– Вот он. Вот он, господин полицейский! - до меня донесся истошный крик, какого-то горожанина. Я повернул голову на крик. Какой-то плюгавый человечишко кричал, брызгая слюной и тыкал в мою сторону кривым пальцем. - Это он убегал от лавки перед взрывом. Я хорошо его рассмотрел. Да и несложно запомнить. Ковбоев в нашем городе и нет вовсе, кроме этого...

Что-за галиматью несет этот плюгавый? Я огляделся вокруг себя. Люди отодвинулись от меня, как от больного проказой и с ненавистью сверлили меня взглядами своих безжизненных глаз.

Твердым, почти чеканным шагом ко мне шел полицейский. Он достал свою деревянную дубинку из петли на поясе и взял ее поудобнее. К черту лавку. Пора уносить ноги, пока меня не загребли служители закона или не растерзали честные горожане.

Бежать

Я рванул с проклятого места взрыва. Я снова распихивал людей. А они стояли, как стадо баранов, и не двигались с места.

И тут переливчато засвистел свисток полицейского. Люди начали отходить от своего ступора. Вот один, попытался схватить меня за рукав - я вырвался. Вот другой заступил мне дорогу - я двинул ему кулаком в солнечное сплетение и прорывался дальше.

А свисток все заливался.

Со всех сторон на меня навалилась человеческая масса. Схватили так, что не пошевелиться.

Кто-то огрел меня по голове и сознание мое померкло.

Очнулся я в камере... Не успев даже очухаться меня утащили на суд. Это была комедия. Я поприсутствовал на суде, где мне в свое оправдание не дали даже слова сказать. Судья что-то пробубнил, стукнул молотком по столу и меня увели.

А на следующее утро я встретился со своими родными.

Илья ака Saint &

Александр ака Kaschey

Если вам довелось когда-нибудь побывать на диком западе, то наверняка вы запомнили холодные вечера, когда обжигающее солнце уже скрылось за горизонтом, а серые камни, отдав свое тепло, стали ледяными, словно могильные плиты. Тьма медленно окутывает своим покрывалом пустынные прерии, и скоро послышится тоскливый вой голодных койотов.

Одинокий всадник держал свой путь на запад, его силуэт отчетливо выделялся на фоне пылающего полукруга заходящего солнечного диска. Скоро нужно будет остановиться на ночлег и набрать дров для костра, не не это беспокоило бывалого вестмена.

Где-то справа на самом краю видимой линии горизонта, я заметил слабый отблеск огня. Что-то горело, и горело весьма ярко. Любопытство не порок, оно присуще всем и каждому, но я, как бывалый одинокий странник не спешил мчаться навстречу неизвестности. Я сидел в седле немного прищурив глаза, сухой теплый ветер трепал грязные спутавшиеся волосы под широкополой шляпой, и лишь недельная щетина блестела в свете огонька тлеющей сигареты. Наконец, пришпорив своего усталого коня, понуро склонившего голову, я взглянул в сторону горевшего вдалеке огня.

Расположиться на ночлег

Скакать в сторону огня

ЭПИГРАФ

Я не встречал в природе жалости к себе.

Любая птаха, коли с древа упадет, закоченев от стужи

Не испытает жалости к себе.

Д.Г. Лоуренс

Начать игру

Мертвые тоже люди

Авторы игры

Коротко об игре

Словарь индейских слов

Возрастной ценз:

1. Данное произведение категорически не рекомендуется для игры детям до шестнадцати лет и лицам с растройством нервной системы, чересчур богатым воображением, поэтам, и просто ранимым людям.

2. В игре присутствуют сцены насилия, нелепые смерти и загадочные происшествия.

Эх... Прямо-таки вспоминается детство, когда мы со всей силы швыряли орехи о каменные стены, чтобы расколоть скорлупу, а потом собирали крепкие и вкусные ядра. Может вспомнить детство? А почему бы и нет?

Ящик не слишком тяжелый. Подхватив его обеими руками я поднимаю его над головой, размахиваюсь...

Не успев как следует замахнуться, внезапно раздается взрыв и мое тело разносит, к чертовой матери, в клочья.

К сожалению вы не Кащей Бессметрный, и в следующий раз не поступайте так с незнакомыми предметами :)

Салун встретил меня привычным гулом, смрадом табачного дыма, запахом кислого пива, и застарелого перегара.

Я подошел к барной стойке.

– Двойной виски - слова слетели с губ машинально, по старой, укоренившейся, привычке.

Звонкая монета прокатилась по стойке, и исчезла в руке бармена.

К полумерам я не привык. Виски исчез в недрах моего организма. Пролетел горящей волной по горлу, проскочил по пищеводу, и взорвался в желудке.

– Понеслась! - Сказал я, и оценивающе обвел взглядом посетителей салуна.

Очнулся я в какой-то подворотне.

Казалось, что болело все. Знакомое состояние. Видимо били. Костяшки на моих руках разбиты. Значит дрался. Хорошо. Одежда на месте. Значит пока не ограбили. Я пошарил в карманах - они оказались пусты. Значит ограбили. Плохо. Очень плохо.

Восстановить вчерашний день

Я отвернулся, решив не слушать "ангела-хранителя". Что мне какой-то человек? Ничто! Пусть сам выпутываается из своих приключений. А меня ждет моя Великая Миссия!!!

Больше за эту поездку, на величайшем изобретении человечества, происшествий не было.

Я по достоинству оценил сам паровоз и комфортность передвижения на нем.

Быстрее и комфортнее я еще не перемещался в пространстве.

Большой город

Решено - сделано. Я, как опытный кладоискатель, решил, что в тайниках бывают и второе дно и дополнительные отделения и много чего еще. Поэтому я стал методично простукивать стеночки и пол тайничка.

Через пару секунд я услышал щелчок, и в тот-же миг почувствовал жуткую боль в своей руке.

Видимо когда я в первый раз обыскивал тайник как-то умудрился не задеть пружину капкана, а сейчас задел ее... Боль ужасающая...

Ближайшую часть отведенной вам вечности вы проведете прикованным к чужому тайнику, и вам очень повезет, если появится кто-нибудь и из жалости прервет ваше жалкое существование в виде прикованного к тайнику зомби. Не трогайте чужое.

Аккуратно вы начинаете спуск по крутой тропе, и уже через метр вы замечаете, что тропа стала удобнее и гораздо более пологой. Видимо этой тропой часто пользовались в прежние времена.

Вы благополучно достигаете дна. Перед вашими ногами начинается болотце, невдалеке лежит какой-то ящик. Больше ничего интересного в карьере замечено не было.

Осмотреть болотце

Осмотреть ящик

Вернуться назад

Обычный ящик. Деревянный. Когда-то был покрашен в зеленый цвет, но со временем краска, почти везде, облупилась и выгорела.

Открыть

Разбить ящик о камни

Пустой открытый ящик. Я уже забрал из него, всё, что хотел.

Оглядеться вокруг

Знакомые места мелькали вокруг меня. Но я не смотрел на них. Мне надо было успеть к шаману.

Я хотел жить, а не существовать в виде зомби

Вперед!

Несмотря на грязь и ветхость старой хижины я все-же решил простучать стены и пол на предмет тайников.

Тук - тук...

Тук - тук...

Простукивание стен ничего не дали. Что-ж простучим пол.

Тук - тук...

тук - тук...

Простучав весь пол я не нашел скрытых тайников. Осталось только осмотреть лежбище бывшего жильца.

Преодолевая брезгливость я обыскиваю лежанку. И, о счастье, нахожу керосиновую лампу - летучую мышь.

Продолжив поиски я все-таки, к своему счастью, нашел тайничок. В углу, вырытой ямки, я нашел маленький кожаный мешочек. Тяжелый. Тут-же я развязал его и мне в руку высыпался золотой песок, тускло блеснув в полумраке хижины. Врят-ли бывший хозяин за ним вернется... Ссыпав золото назад в мешочек, я укладываю его к себе в сумку - так надежней будет. Бесхозного, не охраняемого, золота не бывает...

Осмотреться

Осмотреть тайник еще раз

Объект жизнедеятельности человека - карьер. Когда-то здесь взрывали скалы, для того, чтобы обнажилась золотоносная жила. Теперь карьер стоит пустующий и, судя по беглому взгляду сверху, потихоньку превращается в болотце. Звуки кваканья лягушек соперничают со звуком падающей воды.

Вниз ведут две тропы. Одна огибает карьер и около водопада, полого, спускается вниз. Вторая идет прямо, но она, на первый взгляд, очень крута.

Какую тропу выбрать?

Спуститься прямо

Через водопад

Вернуться назад

Это старая хижина, принадлежавшая когда-то старателю. Когда-то кровью, потом и упорным трудом кто-то здесь воплощал в жизнь Американскую Мечту.

Убранство хижины небогатое, даже убогое: В левом углу сложен очаг, это даже не печь, просто место, где разводят огонь. Рядом с ним небольшая поленница дров.

У маленького окошка, закрытого слюдой, стоит стол. Напротив, в правом углу, лежанка накрытая полуистлевшим одеялом.

В воздухе стоит четкий запах сырого дерева и нежилого дома. Такое запустение навевает на меня тоску. Не люблю я брошенные дома.

Осмотреться

Простучать пол и стены

Выйти из хижины

Как и во всех пещерах здесь пахнет сыростью. Лишь унылые холодные каменные стены вокруг навевают тоску.

Здесь темно и нечего не видно. Боясь заблудиться вы выходите наружу.

Вы оглядываете пещеру. На потолке вы видете гнезда летучих мышей.

Накинуть сеть

Осмотреть пещеру

Выйти наружу

Пещерка как пещерка. Что я - пещер не видал? Узкий вход, но пролезть можно, изнутри пахнет сыростью и тянет холодом... Темно конечно-же, но это нормально.

Страшновато конечно лезть туда, да ничего не поделаешь - мерзкие твари, летучие мыши, живут там. Как я узнал? Да все просто. Изнутри слышно постоянное шебуршание и попискивание. Ну и помет летучих тварей у входа тоже о многом говорит.

Проползти внутрь

Не лазать в пещеру

Идти к развилке дорог

Преодолевая нагромождения и лабиринты глыб, тропа привела меня к двухъярусному каскаду водопадов. Я даже остановился ошеломленный этой красотой: Обрываясь с высоты более шести метров, вода падает в озеро необыкновенной чистоты. Хотя берег слегка заболочен и слышно кваканье лягушек...

Пройдя по тропе дальше я вышел к огромной нависшей скале. Напротив скалы располагается карьер. Судя по камням вокруг когда-то там производились взрывные работы. Под навесом, у самого подножия скалы я заметил темный зев пещеры.

Спуститься в карьер

Заползти в пещеру

Вернуться

Когда индейцы ушли, вы убираете револьвер в кобуру и отпускаете шамана, предварительно забрав у него свое противоядие.

Шаман зол, что-то бурчит себе под нос - явно ругательное...

Да и пусть бурчит - это его половые трудности...

А вам пора принимать противоядие. Голод зомби начинает одолевать вас. Минута промедления и будет поздно...

Вы выпиваете напиток. Он мерзкий на вкус, тошнотворный, гадкий... По запаху напоминает болотную грязь с блевотиной и гноем тяжелой раны...

Как-же здорово снова чувствовать себя живым! Не испытывать вечный холод... Не испытывать постоянный голод... Чувствовать бег, скорость и радость мысли...

Краем уха вы слышите легкий свист. Оборачиваетесь и успеваете увидеть стрелу, летящую в вас. Шаг в сторону и, стрела летящая прямо в сердце, вонзается в ваше плечо. Жуткой боли вы даже радуетесь, но в вас летят еще десяток стрел.

От всех увернуться не получится. Вы вытаскиваете свой верный револьвер...

Подошедшие индейцы увидели вашу счастливую улыбку на, уже мертвом, лице...

От скуки вы решили подглядеть за действиями шамана.

Я провертел острем ножа дырку в стенке вигвама шамана и начал наблюдать за его действиями.

К сожалению не очень долго. Град стрел просто растерзал тело человека...

И кто теперь скажет, что любопытство не порок?

Ну да. Накосячил. Ну не успел я параллельную ветку написать... Но кто осудит?

Вы любуетесь своим боевым товарищем, прошедшим с вами не одно вооруженное столкновение. Ствол с легкой накипью от пороховых газов, отполированные пальцем курок и спусковой крючок, идеальный в своей форме, и изумительный по своей сути, барабан...

Холодная смерть, несущая горячую жажду жизни.

Вы вспоминаете, как впервые взяли его в руки... Как учились стрелять... Как узнавали характер друг - друга...

Ваши воспоминания были грубо прерваны.

Из перелеска выбежали индейцы и начали стрелять по вам.

Вы мгновенно упали на землю и начали отстреливаться. Но ваш револьвер, после второго выстрела, подвел вас. Оружие взорвалось в вашей руке.

Никогда вам больше не стрелять правой рукой. Разорвавшийся револьвер оторвал вам указательный и, частично, большой пальцы. И временно лишил вас зрения. Что помогло вашим противникам взять вас легко и просто, как маленького ребенка.

Не забывайте вовремя чистить свое оружие.

Еле - еле проползя в пещерку я очутился в небольшом гроте. Стоять можно было во весь рост. На высоком потолке грота висели гнезда летучих мышей, да и сам потолок казался живым - мыши постоянно двигались предвкушая ночь.

На всякий случай я прикрыл лампу шляпой - не хватало еще заблудиться в темноте пещеры.

Стены пещеры были влажные, с красивыми натеками глины...

При ровном свете керосиновой лампы вы осматриваете пещеру. Вы видите гнезда летучих мышей на потолке. Вы видите стены грота - все в потеках глины. Вы видите небольшие наскальные рисунки. Вы видите...

Стоп! Наскальные рисунки? Очень интересно!!! Подойду-ка я поближе и осмотрю их. И что-же это я вижу?

А вижу я индейский гороскоп. По крайней мере мне так кажется. На скале, красной охрой изображена группа животных населяющих Америку: вот бизон, вот олень, волки конечно-же присутствуют, медведь гризли... А что это такое? Маленькое какое-то... Опа! Так это-же лягушка. Только странная какая-то: по виду вроде обыкновенная лягушка, но (!) с рогами. Смешная такая рогатка... Очень занимательные рисунки. Помню встечал я как-то одного чудика. Он изучал индейскую культуру. Дурачок какой-то, свихнувшийся от ума... Так вот ему эти рисунки понравились-бы...

Перестать осматриваться

Вы находитесь в небольшом ущелье. Недалеко от вас стоит вигвам шамана. Из вигвама идет дымок, и время от времени, порывы ветра доносятдо вас противный, резкий запах готовящегося противоядия.

На юго-востоке от вас находится небольшой лесок. В этом перелеске поселился козодой и время от времени "крякает".

– "Странно" - подумали вы - "Козодой в это время суток не поет".

Перестать крутить головой

Не спеша вы собираете револьвер. Вам остается только вставить барабан, как из вигвама вышел шаман.

Оставив револьвер не собранным, вы пошли к нему.

Как только вы подошли к вигваму, из перелеска выбежало десяток индейцев. Убежать вы уже не успели. Печально.

Какое-то странное беспокойство охватило вас, и вы, внимательно приглядываясь к перелеску, и прислушиваясь к звукам дикой природы, ни на что более не отвлекаясь, быстро собрать револьвер.

Только вы закончили, как из вигвама вышел шаман. Вы встали и пошли к нему.

Вы берете из рук индейца зелье...В это время из перелеска выбегает группа индейцев. Но вы были готовы к этому.

Обхватив шамана одной рукой за шею вы прикрываетесь им как живым щитом, одновременно приставляя ствол револьвера к его виску и говорите: "Скажи им, чтобы бросили оружие и убирались подальше. Конечно если ты хочешь жить...".

Побледневший индеец что-то прокричал своим гортанным голосом.

Выбежавшие из леса недоуменно уставились на своего духовного лидера. Он, с явным нетерпением, крикнул им еще что-то. Тогда индейцы, с явной неохотой, стали уходить.

Отпустить шамана

Не отпускать шамана

Вы принесли шаману все требуемые ингридиенты.

Зло посмотрев на вас, шаман забрал компоненты противоядия, и ушел в свой вигвам.

Скоро показался дымок. А через некоторое время послышались запахи готовящегося зелья.

Ожиданье всегда тягостно сказывалось на вас. Вам нужно чем-то себя занять, пока шаман варит зелье.

Осмотреться

Почистить револьвер

Подглядеть за шаманом

Револьвер - это ваше всё! Снимая ремень с кобурой вы чувствуете себя голым и беззащитным.

Достав принадлежности для чистки оружия, вы раскладываете их перед собой, на чистой тряпочке.

Вы снимаете с револьвера барабан

Затем вынимаете из него патроны.

Потом снимаете курок. Аккуратно! Не потеряйте пружину!

Теперь очередь за спусковым крючком и спусковой скобы.

Вот вы и разобрали свой верный револьвер. Вы любуетесь им, таким красивым, таким беззащитным сейчас, и таким смертоносным в собранном виде...

Эта завораживающая четкость линий, гравировка на стволе, желтоватые, костяные накладки на рукоять с гербом вашего рода, на них. Да... Он прекрасен!!!

Осмотреться

Начать чистить

Полюбоваться еще

Я шел, по старой памяти, по улицам города. С моего последнего раза, что я был здесь - город сильно изменился. Улицы стали немного почище, реклама стала поярче, а вот люди совсем не изменились.

Более-менее состоятельные - ходили по улицам чинно, важно, степенно, с видом хозяев жизни. Бедные всегда куда-то торопились, бежали...

В большие города стремятся все. Большие города привлекали, и укрывали в своих гнилостных недрах, мошенников всех мастей, воров, убийц, аферистов...

По моему города, особенно большие - это гнойники на теле мира.

А вот и знакомый салун.

Войти

Вернуться на вокзал

Передо мной открылся удивительный пейзаж. Я с удивлением смотрел на, тускло блескнувшее в неровном свете факела, золото. Вся пещера была завалена золотом, как будто это мусор, а не великие ценности.

Да-а-а. В древности индейцы были великими художниками. Я ходил по пещере и разглядывал: посмертные маски, наручи, шлемы, фигурки божков, золотые перья, стрелы - как будто хожу по музею, но можно потрогать, взять в руки, подержать. Я хозяин музея - внезапно пришла мне в голову мысль и я расхохотался, живо представив себя в этой роли!!!

А-ха-ха-ХА-ХА-Ха-а-а-а-а!!!

Мой громкий смех нарушил что-то в поддержке свода, и потолок пещеры начал обваливаться, грозя похоронить под тоннами камня не только золото, но и меня.

Спасти хоть что-то из сокровищ

Бежать

Я побежал назад. Страх настигал меня. Стены давили. Сердце было готово выскочить из груди, но с каждым шагом мне становилось легче, и подбежав к выходу из тоннеля, я уже был совершенно спокоен и удивлялся охватившей меня панике.

Развилка

Страх подстегивал меня. Как в детстве: придумаешь Бабайку, испугаешься, и с воплями от него убегаешь. Да так, что пятки сверкают, а сердце выпрыгивает из груди.

Вперед. Только вперед! Ни шагу назад!

Внезапно коридор закончился, и я, буквально, выпал в новую пещеру... Я упал лицом вниз и долго лежал, пытаясь отдышаться... Страх пропал. Клаустрофобия и прочие неприятные чувства и предчувствия, тоже. Я был счастлив, но клялся себе, и Богу, что больше никогда в жизни я не полезу ни в какие приключения. Куплю себе ферму и буду честно на ней работать.

Наконец мне надоело лежать в пыли пола пещеры, и я решил оглядеться вокруг. Мой факел, все еще горел, но лежал в двух шагах от меня. Я подошел к нему, взял в руку, и поднял высоко над головой...

Передо мной открылся удивительный пейзаж...

Только вперед

Во сне я вижу себя еще молодым прыщавым парнем и своего отца рядом. Мы стоим вдвоем на заднем дворе нашего ранчо и отец показывает, как нужно держать револьвер, как ловить цель на мушку. Такие ежедневные уроки спустя годы, не раз спасали мою жизнь, помогая выбираться из различных передряг. За эту невиданную меткость я благодарен лишь своему отцу. Ведь только он....

Резкая боль пронзает мою левую руку! Сон моментально улетучивается, я резко перекатываюсь в сторону, одновременно выхватывая "Кольт" из кобуры. На секунду перед моими глазами возникает окровавленное лицо с открытым в диком оскале ртом. Гремит выстрел и голова разлетается на множество осколков, забрызгивая мою одежду бурой кровью. Я вскакиваю на ноги и направляю револьвер на напавшего - тело еще одного зомби неподвижно лежит на земле. На его плече зияет огромная дыра от укуса, но следов разложения не видно. Скорее всего это тот бедняга, который управлял повозкой, атакованной зомби и это его кожаную сумку я нашел рядом.

Догорающий костер на вершине холма и распростертое рядом с ним тело зомби очень сильно портят окружающий пейзаж.

Шаман и его племя живут на западном склоне Скалистых гор и не слишком жалуют чужаков, но когда-то давно мой отец оказал апачам незаменимую услугу, и теперь они в долгу перед нашей семьей. Нужно не теряя ни минуты отправляться в путь.

В путь, к индейцам...

Осмотреть укушенную руку

Обыскать зомби

Ночь теперь полностью уступила свои владения ярко пылающей повозке, ее стены почти прогорели и лишь колеса и прочные оси, сделанные каким-то искусным столяром не давали ей развалиться на части. Пламя пожирало дерево, словно голодный медведь гризли, только что пойманную в реке рыбу. Но взгляд притягивало другая картина - в нескольких футах от горящей повозки лежали две конские туши. Остатки разорванной упряжи блестели от бушующего рядом огненного вихря, а вывалившиеся из разорванного брюха кишки животных пузырились и шипели от жара огня.

"Кто мог сотворить такое с несчастными животными?" - успела промелькнуть мысль, но внезапно я уловил краем глаза какое-то движение слева за деревьями.

Слева за деревьями явно что-то движется, но отсюда не разглядеть, что именно.

Рассмотреть трупы животных

Попытаться потушить огонь

Направить коня к деревьям

Спешиться и осторожно приблизиться к деревьям

Испугавшись броситься наутек

Отправиться в место, указанное на карте

На запястье левой руки зияет рваная рана. Укус довольно сильный, следы от зубов отчетливо видны на окровавленной коже. Оторвав кусок рубашки, я перетягиваю рану, чтобы остановить вытекающую кровь. Но меня пугает другое – если слухи верны, то через укус зомби передается зараза, которая через какое-то время сначала убьет меня, а потом я чудесным образом воскресну, превратившись в еще одного зомби!

Сколько времени у меня осталось? Если судить о бедолаге, погибшем при нападении на повозку, прошло меньше суток, а значит нужно торопиться. Я знаю только одного человека, способного помочь в такой ситуации – это шаман племени апачей. О нем долгие годы ходят легенды, людская молва приписывает ему невероятные чудеса и чудесные исцеления.

Осмотреть место ночлега

Как этой ходячей мертвечине удалось так тихо подобраться ко мне? Наверное, он бесшумно полз по холодной земле, скрытый ночной темнотой и мой чуткий слух не уловил шорох от его приближения.

Тщательно ощупав карманы лежащего безголового трупа я нахожу много ненужной мелочи и серебряные часы на цепочке. Под их крышкой видна гравировка "Нику в день свадьбы от любящей жены". Бедняга, оказывается у него есть семья и возможно даже дети…. Я решаю оставить часы себе – вещица дорогая, можно будет сдать ее в ломбард.

Я уже осматривал тело и забрал часы, больше ничего полезного найти не удалось.

Оглядеться вокруг

Поднимающееся из-за горизонта солнце освещало мой путь. Я скакал на запад, пришпоривая коня и заставляя его мчаться галопом, выбивая облака пыли из под его копыт. Силуэт одинокого всадника в широкополой шляпе двигался чуть впереди меня, черной тенью отбрасываемой на землю, покрытую пожухлой травой.

Удержаться в седле с помощью лишь одной руки было сложно, но ничего другого не оставалось. Моя вторая рука, которая поначалу лишь слегка ныла, после двух часов пути стала болеть и пульсировать, вызывая неприятные ощущения при попытке удерживать с ее помощью удила.

Вершины Тенистых гор постепенно приближались, пока наконец не нависли надо мной, закрывая горизонт. Говорят, что где-то в их глубина есть чудесная долина, дающая кров и пищу всему племени апачей, попасть в которую можно было лишь через узкое ущелье, но путь туда для бледнолицых был закрыт. Впереди виднелись зеленые кроны деревьев, образующие большую рощу, в которой и жил шаман в те времена, когда вы однажды побывали там с отцом.

Я вспомнил это место! Да. Я точно тут бывал.

Это было так давно, что я уже и забыл совсем, но теперь, когда я рядом с этими местами, память возвращает мне забытые картинки.

Как давно это было? Десять, двадцать лет назад? Уже не помню. Помню лишь, что был маленьким, но живое и любопытное сознание присутствовало во мне. Это произошло в мой самый первый поход, когда отец решил взять меня с собой. Как-же я радовался тогда, как представлял себе опасные приключения...

Но все, что я представлял - меркло по сравнению с тем, что произошло в реальности. Жизнь - самый лучший писатель. Она придумывает так, как не придумают и десять человек.

Мой отец привез меня в горы, к индейцам. Я был поражен. Все мои свверсники, с которыми я играл - играли в нападение индейцев на город. И всегда индейцы были кровожадными и плохими. И я был настроен по отношению к ним агрессивно.

- Папа! Индейцы наши враги, почему мы здесь?

- Не говори глупостей сын!!! Индейцы исконные обитатели Америки. А мы лишь завоеватели. Это мы пришли на их земли и по праву сильных - завоевали их.

- То есть они не враги?

- Когда-то мы действительно враждовали, но теперь война закончена. Индейцы живут своими племенами, кланами и белые люди не трогают их. А они не трогают нас.

- ... - Я надолго задумался над словами отца. А тем временем мы въехали в индейское поселение.

Из самого красивого и большого вигвама вышел высокий, чуть согбенный, старый, но не дряхлый еще, странно одетый, даже по меркам краснокожих, индеец. Мой отец спешился и подошел к странному индейцу. Они обнялись, как старые друзья...

Что-то замечтался я сегодня... Пора двигаться дальше.

К роще

Слегка замедлив уставшего коня, я приближаюсь к шелестящей на ветру стене деревьев, среди которых уже можно различить едва заметную тропу, уводящую вглубь рощи.

Внезапно из-за деревьев выходят несколько вооруженных луками людей в набедренных повязках. Их полуголые тела разрисованы какими-то символами, напоминающими изображения диких животных, а длинные черные волосы подвязаны кожаными ободками с вплетенными в них перьями. Самый высокий из индейцев молча вытягивает вперед руку в предостерегающем жесте, в то время, как остальные, внимательно наблюдают за мной, наложив стрелы на тетивы луков.

Продолжить движение

Вытащить револьвер

Остановиться

Заподозрив неладное я замедляю коня и здоровой рукой тянусь к рукоятке револьвера, находящегося в кобуре на ремне. В ту же секунду индейцы, словно по команде, индейцы берут меня на прицел, повернув блестящие на солнце наконечники стрел в мою сторону.

Глаза краснокожих полны решимости, и я уверен, что годы проведенные на охоте и в сражениях местных племен не прошли даром - воины вряд ли промажут с такого расстояния в доступную и открытую им мишень. Можно попытаться отстреливаться, прикрываясь массивным телом коня, но даже в случае удачного исхода боя, я скорее всего лишусь своего средства передвижения.

Начать стрельбу

Остановиться и спешиться

Убрав руку от кобуры, я останавливаюсь и слезаю с коня. Несколько пар черных глаз внимательно следят за мной из-под прищуренных век. Подняв обе руки вверх, я демонстрирую, что безоружен и готов вести переговоры. Вперед выходит тот самый великан, являющийся видимо командиром этого охранного отряда. Скрестив руки на груди он что-то быстро говорит своим сортаникам на незнакомом мне языке, а затем кивает головой в мою сторону и произносит одно понятное мне слово: "Говори!".

Обступив меня полукругом индейцы о чем-то перешептываются между собой. Теперь я отчетливо вижу рисунки на их телах - они изображают различных диких животных и птиц: кабана, оленя, медведя, волка, орла, грифа.... Я слышал, что имена апачам дают в честь первого убитого ими животного, а потом в течение всей жизни они носят на своих телах рисунки или татуировки их изображающие.

Поговорить с индейцем

Я поднимаю руки вверх в знак того, что пришел с миром. Мои пустые руки, находящиеся далеко от оружия должны настроить индейцев на миролюбивый лад. Ну и, насколько я помню, это еще и знак приветствия.

Индейцы чуть расслабились, но луки и копья убрать не спешили.

Я начал вспоминать те немногие слова индейского языка, что когда-то слышал... Выходило не особо много.

Я - я положил ладонь на свою грудь -, и мой отец. Ноза. Я и мой Ноза, когда-то были у вас - я размахивал руками, пытаясь объяснить охране: зачем я тут и то, что я вполне мирный. - Ноза - мида. Я сын ноза. Мы лечили вашего вэбино... - Я увидел недопонимание в глазах индейцев. - Вэбино, понимаешь? Вэ-би-но. Шаман. - командир индейцев заулыбался, и я понял, что мы на правильном пути в процессе понимания разных рас. - Я - я снова приложил руку к груди - идти туда - приходилось показывать как идет человек и куда я хочу направиться. - Я пойду к вашему шаману. Понимаешь?

Индеец покивал гривастой головой, улыбнулся и сказал одно короткое слово: Ко.

Нет? Как так нет??? Ты что краснокожий, совсе оборзел? - Тональность моего голоса стала явно угрожающей и охрана вновь встрепенулась, а их командир спокойно посмотрел на меня и сказал: "Вампум" одновременно показывая что-то. Что я не понял, но начал догадываться, что индеец просит выкуп за проход к шаману.

Иза - говорю я прохвосту - Стыдись! - и показываю индейцу свою укушенную руку - кожа вокруг раны побагровела и распухла, по всей руке ветвилась паутинка почерневших от заразы вен. Краснокожий в ужасе отпрянул, запричитав на своем языке что-то очень похожее на молитву, но, мигом собравшись, указал пальцем на мою кожаную сумку, видимо требуя платы за проезд.

Отдать индейцу часы

Отдать индейцу браслет

Отдать индейцу монеты

По приказу, довольного золотым подарком, командира индейцы опускают луки и, потеряв ко мне всякий интерес, уходят вглубь рощи на свои наблюдательные посты. Застегнув сумку и вскочив в седло, я довольный успешными переговорами готов продолжить свой путь.

Индейцы больше не обращают на меня внимания, оставаясь бесстрастными и молчаливыми как восковые фигуры в музее.

Скакать в рощу

Едва заметная тропка увлекает в самую чащу леса. Длинные ветви деревьев постоянно норовят хлестнуть меня по лицу или ухватить шляпу, подвесив ее над дорогой на потеху всем проезжающим здесь. Иногда из леса доносится редкое щебетание птиц, а в целом повсюду царит полная тишина, словно невидимый дирижер одним взмахом руки прервал только что звучавшую сонату.

Постепенно тропинка поворачивает в сторону остроконечных вершин гор, виднеющихся сквозь кроны деревьев. Через несколько минут я замечаю впереди просвет между деревьями, воздух вокруг наполняет запах дыма от горящего костра.

Двигаться навстречу судьбе

Я гнал свою лошадь. Гнал вперед. Не замечая ничего вокруг, лишь перед моим взором высилась скала. Я ждал этого поворота в долину.

Я выжимал из лошади все, как будто сам Смерть гнался за мной.

Бока лошади покрылись пеной, высохли и снова покрылись. Мои шпоры глубоко врезались в бока несчастного животного. Розовая от крови пена ошметками падала на землю. Но я словно обезумел. Не чувствуя ни боли ни усталости, не жалея ни себя, ни животное, я летел вперед.

Но вот морок сошел с моего сознания, пелена спала с моих глаз и я увидел, что до обозначенной шаманом скалы осталось не более четверти часа езды.

Теперь можно и не торопиться особо. Да и лошадь подо мной , уже давно, спотыкается...

Я спешился и повел лошадь в поводу. Я устал торопиться и спешить... Какая-то апатия умиротворения напала на меня. Мне было на все наплевать, и мне было хорошо.

Идти пешком

Вы находитесь на удобной для ловли животных полянке - не очень солнечная, не очень тенистая. Да и твой опытный взгляд зверолова сразу заприметил звериную тропку.

Звери здесь есть. Надо как-то их поймать.

Расставить Капкан

Вернуться к развилке

Вечер подкрался на своих тонких ногах незаметно. Наверняка он обулся в мягкие тапки и тихо шел, напевая себе под нос что-нибудь меланхоличное. Какую-нибудь средневековую балладу наверное.

Когда я подошел к вигваму шамана солнце как раз заходило за верхушки деревьев.

Несмотря на то, что я недавно плотно поел, мой желудок снова требовал пищи. И пищевые приоритеты были, мягко говоря, странноватыми: хотелось мяса. Парного. С кровью. Точнее так: мяса не прошедшего термическую обработку.

От таких желаний кружилась голова, а мозг отказывался в них верить, убеждая себя, что это от нервов...

А вот холодный разум твердил, что это ничто иное как вирус, занесенный в кровь, укусом зомби. Вирус поедающий мой организм изнутри.

Как только солнце зашло за верхушки леса, из вигвама вышел шаман.

– Слушай меня, и не говори, что не слышал. Болезнь твоя проистекает из реки судьбы. В нее и вернется. Река заведет тебя в дальние - дали, и вернет обратно. Слушай меня! Я вылечу тебя, но у меня нет всех компонентов для противоядия. Найти их ты сможешь в долине Скалистых гор и только там.

Покажи карту, о которой ты мне рассказал. - мне ничего не оставалось делать, как подчиниться и я с неохотой достал из сумки карту.

Шаман только глянул на нее одним глазом, и жестом приказал разложить ее на земле.

– Смотри. Тебе надо ехать вслед за солнцем. Твой конь сильный и быстрый. День пути и ты будешь на месте.

– Как я узнаю нужное мнеместо?

– Все просто. Как только травы сменит песок, а песок сменит камень, ты увидишь утес в виде пальца, указывающего на юг. За пальцем повернешь на север и через несколько часов будешь в долине. Там и будешь искать недостающие ингридиенты.

– И что это за ингридиенты?

– Найдешь легко! Только не перепутай. Итак: запоминай. Тебе надо будет поймать кугуара и отстричь ему когти - не убивая. Это важно. Еще тебе необходимо поймать летучую мышь. Это не сложно, и желательно живую. И последнее, что тебе надо найти, это лягушку. Но не обычную лягушку, а рогатую. Где-то там, дед моего прадеда, оставлял рисунок этой лягушки, но не сказал где он находится. Сможешь - найдешь, не сможешь лови всех рогатых...

– И да... Торопись. У тебя мало времени осталось. Скоро зараза дойдет до сердца и я тебе больше не смогу помочь.

– Спеши, бледнолицый брат.

Поспешить

Небо над головой.Такого неба не бывает ни на равнинах, ни в горах. Чистое, сине-голубое, и глубокое. Глубокое небо в рамке леса и гор... Если-бы был художником - написал-бы этот вид.

Вы когда нибудь видели рассвет в прерии? Нет? А я видел. И каждое утро я не перестаю ему удивляться...

Представьте: вокруг стоит ночная темнота, а там далеко, на горизонте небо окрашивается сначала в зеленый, потом переходит в желтый, а потом становится багрово красным. Одновременно со всем этим действом начинает светать. И вот, когда вокруг вас уже светло, а небо готово взорваться от ярко-красного света, выходит огненно-багровый шар Солнца.

И всегда в такие моменты меня охватывает чувство радости, а самого меня уносит в дальнюю даль воспоминаний.

Вы закрываете глаза и отдаетесь воспоминаниям.

Воспоминания

Я расставляю несколько капканов в разных местах и на пару часов прячусь подальше от места охоты. Когда я вновь возвращаюсь на поляну, то вижу умирающее в одном из капканов животное. Его передняя лапа зажата между острых зубьев капкана, трава вокруг которого залита алой кровью. Видимо кугуар и умирал от кровопотери. Наконец, он зарычал на меня из последних сил, сверкнув злыми глазами и затих.

Отрезать когти кугуара теперь было лишь делом техники.

Вернуться на поляну

Хижина выглядит грязной, запущенной и давно не жилой. На всякий случай я решил обыскать ее и обнаружил охотничьи капканы и сеть. Конечно-же были еще предметы обихода: горшки, ржавый нож, и бочонок отсыревшего пороха. Но они мне не нужны. Я забрал капканы и сеть, а остальное, за ненадобностью оставил в хижине - может кому еще понадобится.

Еще раз оглядеть хижину

Вы расставляете под гнездами летучих мышей сеть, вместо приманки, рядом, ставите керосиновую лампу.

Но вот беда. Ничего не происходит. Летучие мыши спят. Надо их как-то разбудить.

Я слышу как где-то капает вода.

У входа в пещеру вы необдуманно (а вдруг обвалится свод пещеры?) кладете динамитную шашку и поджигаете.

Оглушенные летучие мыши вылетают из гнезд. Одна из них попалась к вам в капкан

Назад

Вы открываете ящик. Внутри лежит связка динамита. Хорошая вещь - всегда пригодится.

Вы берете одну шашку из связки.

Назад

Лягушка у меня в руках. Рожки есть, зелененькая... Но. Что-то не то, по моему.

Черт! Это действительна не та лягушка. Все зря. Надо начать все с начала и ловить другую лягушку!!!

Поискать другую

У ног моих ног лежит заболоченное озерцо. В густых зарослях камышей слышится нестройный хор лягушек. Время от времени он замолкает - наверное лягушачий дирижер решает какую композицию стоит спеть в данный момент времени. А может цапля где-то неподалеку ходит - выискивает лягушку, для того, чтобы отнести ее в свое гнездо и отдать на растерзание своим птенцам.

Не забывай, что тебе осталось не так уж и много времени, чтобы любоваться природой - ищи лягушку.

Искать лягушку

Пора продолжить мои приключения. Что-то наскучила мне эта ловля невиданных зверей. Пока-пока лягушки. Не забывайте меня хорошего.

Вернуться в карьер

Раздвинув камыши я замираю, для того чтобы живность живущая в болотце привыкла к моему присутствию.

Постепенно лягушки повыбирались из своих укромных укрытий.

Лягушачий хор рассаживается по местам. Но еще молчат. Наверное ждут дирижера или настраивают свои инструменты.

И вот, наконец вылезла самая последняя, самая толстая и самая важная жаба.

Уселась поудобнее на лист кувшинки, достала из-за пазухи жакета дирижерскую палочку...

ПРОСНИСЬ!!!

Какая дирижерская палочка? Какой жакет?

Да ты заснул на посту, боец!!!

Я выныриваю из своего странного оцепенения-сна. Что это было? Ерунда какая-то... Ладно! Потом разберемся, а сейчас внимательно осмотрим все великое разнообразие лягушек.

Лягушки есть разные: черные, белые, желтые, красные.

Какую лягушку мне надо найти? Неужели забыл? Тогда вспоминай! Обратись к своей памяти! И побыстрее - время не ждет!!!

Поймать горную шлемоголовую жабу

Поймать американскую жабу

Поймать квакшу рогатую

Поймать рогатую чесночницау

Поймать ужасного листолаза

Поймать черепаховую рогатку

Поймать рогатку Кранвелла

Поймать лягушку озерную

Поймать шпорцевую лягушку

Поймать рогатку обыкновенную

Уйти

Осторожно приблизившись к распростертым не земле телам, я пинаю одного из зомби своим сапогом и опасливо делаю пару шагов назад. Бездыханное тело не подает никаких признаков жизни.

Оба мертвеца одеты, словно обычные поселенцы, отправившиеся куда-то по торговым делам. Видно, что они погибли уже давно, так как плоть успела разложиться достаточно сильно и невероятно воняет. Узнать кто они и откуда будет достаточно сложно, потому что в этих краях люди пропадают чуть ли не ежедневно.

Мое внимание привлекает золотой браслет, поблескивающей на сгнившей почти до кости руке одного из зомби. Мародерство никогда не было в почете, но здесь ведь иной случай, не так ли? Не долго думая, я снимаю браслет с мертвой руки и засовываю себе в карман.

Вернуться к повозке

Ну наконец-то! Наконец-то это та самая лягушка, которую было необходимо поймать! Сколько нервов сил и терпения я потратил на эту маленькую, невзрачную лягушоночку... Слава Богу, что наконец эта амфибия у меня в руках!

Попрощаться с болотцем

Рукой неизвестного мастера, на камне выдолблена барельеф, изображающий сюжет сбора урожая - на разбитом на клетки поле, видны сгорбленные фигуры полуголых людей, серпами срезающих колосья зрелой пшеницы. На некоторых клетках поля уже урожай зерна уже собран, и они пустуют. Но самое интересное - это то, что пшеничное поле напоминает некую схему, сходную по размерам с каменными плитами на полу. Возможно это подсказка! Только по каким плитам идти? По тем, где пшеница уже скошена, или по тем где согнулись люди с серпами?!

Подумать

Немного поразмыслив, я решаю, что нужно идти по тем плитам, на которых не изображены люди с серпами. Схема весьма простая и запоминающаяся - всего несколько шагов и я должен очутиться на другой стороне зала. Быстро наступив на первую плиту, я резко отдергиваю ногу и затаившись озираюсь по сторонам и прислушиваюсь. Но ничего подозрительного и пугающего не происходит, поэтому я шаг за шагом начинаю двигаться по обозначенным на валуне плитам.

Через несколько секунд я оказываюсь на противоположной стороне зала. Пересечь каменный пол удалось без происшествий, но от волнения я весь взмок, а гулкие удары сердца словно молот стучали в моей груди.

Идти дальше по тоннелю

Я с осторожностью делаю первый шаг и встаю на каменную плиту. Выждав несколько секунд и не заметив ничего необычного, я продолжаю путь к виднеющемуся на другом конце зала темному проему, уводящему глубже и дальше. Сделав еще несколько шагов, я слышу громкий щелчок, и скрежет напоминающий вращение гиганских мельничных жерновов. Словно случайно нажатая ногой плита, привела в действие некий скрытый в толще камня механизм.

В ту же секунду откуда-то сверху срываются гигантские бревна увенчанные острыми полукруглыми лезвиями. Они словно маятники часов раскачиваются взад и вперед, не давая шанса укрыться или убежать от рассекающей воздух холодной стали. Один из маятников со всего размаху ударяет в меня, рассекая пополам - нижняя часть тела обмякшей грудой мяса падает на плиты, а верхнюю часть туловища швыряет в сторону, с чавкающим звуком ударяя о каменную стену пещеры.

Наконец, я добрался до места отмеченного на карте крестиком. Осмотрев окресности, я быстро обнаружил вход в пещеру, скрытый за зарослями кустарника.

Над темным входом в пещеру бепорядочно сплелись лианы, свисавшие вниз словно извивающиеся змеи. Сделав пару шагов в темноту подземелья, я понял, что без источника света мне не обойтись, а керосиновая лампа разбилась, поврежденная взрывом динамита. Самое простое решение проблемы - это соорудить факел из подручных средств.

Но куда пойти? Справа виднеется могучий кедр, а слева ничего не виднеется.

Идти налево от пещеры

Идти направо от пещеры

Из кедрового сука и тряпицы я соорудил факел. Теперь можно смело идти в пещеру, за сокровищами.

Вперед!!!

Сложный выбор... С одной стороны сокровища лежат, а это не правильно. С другой стороны шаман завещал мне охранять великие сокровища всех индейских племен. И что мне делать теперь?

- Выполняй предсмертное завещание - раздался голос у меня в голове.

- Это еще что за голоса? Ну-ка заткнись, да побыстрей. Нечего тут командовать! Сам разберусь, что мне делать.

И вообще... Что это я расселся? В путь! Сокровища ждут!

Приступить к поиску сокровищ

Шаман лежал в вигваме, истекая кровью. На губах его пузырилась кровь. Вы вовремя успели. Из груди шамана торчала стрела. А пузырящаяся кровь говорила о том, что пробито легкое и шаману осталось жить не больше пяти минут.

Вы подходите к шаману, и склоняетесь над ним.

- Выслушай меня - шепчет шаман- и не говори, что ты не слышал. - тут индеец закашлялся, выплевывая кровь.

- Много лун прошло с тех пор. Умер мой дед, и дед моего деда, и мой отец умер, и я скоро умру. Но все мы делаем одну и ту-же работу, ставшую смыслом нашей жизни. Когда белые люди пришли в наши земли... А это были сильные и смелые люди, не чета нынешним. Люди эти ходили в железных одеждах... И в белых, плащах с красными крестами... - старик явно заговаривался - И стали уничтожать нас, наших животных и отбирать наши священные реликвии, насиловать наших женщин, все главы индейских племен собрались на совет. Мы все хотели жить, а белые люди все хотели золота. У нас было золото - это очень удобный металл... Мы отливали из него наших богов, мы украшали им наших женщин. Но белый человек - алчен и не останавливается ни перед чем, в своем золотом безумии.

Вы слушали старца и не верили своим ушам. Индейские племена никогда не собирались вместе, и никогда не могли договориться друг с другом... То, что слышали вы было настолько фантастичным, что в это было очень трудно поверить...

Тем временем индеец продолжал - Великие вожди сильных племен договорились объединить усилия, для того, чтобы выбить белых людей с наших земель, а для того, чтобы набеги, на наши деревни, прекратились они решили спрятать золото.

Тайно, как воры, ночью, мы унесли золото в древние пещеры, спрятали, завалили камнями вход. А для того, чтобы тайна оставалась тайной, мужчины прятавшие золото, убили себя. Местонахождение сокровищ знал только один шаман, который нарисовал карту. И который передавал ее сыну из поколения в поколение.

Но я худший из хранителей тайны. Недавно путник, остановившись недалеко от меня на ночлег, обокрал меня, украл у меня карту. Конечно-же в погоню я послал зомби. Но они так и не вернулись. А потом пришел ты. У тебя была карта, но ты был заражен. Я решил хитростью забрать у тебя карту, но ты оказался хитрей. Ты уничтожил моих сыновей, ты прервал род шаманов знающих тайну. На мне род шамана прерывается. Но сокровища надо охранять. И тебе я хочу передать эту тайну. Будь хранителем сокровищ. Они в этом ущелье, за моей спиной. Но запомни! Никогда. Никогда не бери их, не прикасайся к ним и даже не смотри на них.Они принадлежат индейцам. И они должны лежать на своем месте, пока белые люди не исчезнут с наших земель, как это было давным-давно с железными людьми в белых плащах с красными крестами... Храни нашу тайну, белый человек...

Шаман горько рассмеялся, но его смех перешел в булькающий кашель. Шаман одной рукой схватился за свое горло, а другая его рука скребла землю...

Вы закрыли глаза старому шаману. И накрыли его тело шкурой гризли.

То, что он рассказал было горячечным бредом... Тамплиеры, зомби, сокровища...

Но с зомби вы сами встречались, и даже чуть не превратились в одного из них. Да и карта лежала в вашей сумке.

Вы глубоко задумались...

Искать сокровища

Стать хранителем сокровищ

Чиркнув огнивом о кремень, я зажигаю смолистый факел, и подняв его над головой смело шагаю в темноту пещеры. Гладкие влажные стены узкого туннеля уводят меня все дальше в неизвестность. Под ногами в беспорядке разбросаны камни разной величины, сильно мешающие движению, поэтому постоянно приходится смотреть себе под ноги чтобы не упасть.

Тоннель имеет уклон вниз, и с каждым шагом я спускаюсь под земню все глубже и глубже. Одинокие ручейки воды изредка стекают по пещерным стенам, а тусклый свет лампы выхватывает из темноты, бросающихся наутек пауков и других мелких обитателей подземелья.

Углубиться в пещеру

Ничего интересного перрон не представлял: небольшой помост, навес от дождей и палящего солнца, будка смотрителя станции. Никаких развлечений, скучно, серо и уныло. Какая скучная тут жизнь... Нет. Правильно я сделал, что взялся оберегать сокровища. Там воздух, там жизнь, там хорошо...

Еще издали было слышно как подбирается грохочущее чудовище. Воздух наполнился сажей. Грохот наступал все ближе и ближе. И вот в клубах дыма и , пахнущего железом, пара, в облаке сажи, весь закопченый, появился железный монстр. Чудо инженерной мысли - паровоз.

– Занимайте места согласно купленным билетам - послышался крик проводника.

Я показываю билет и прохожу в вагон. Сажусь у окна - не согласно купленному билету, выгнав какого-то человечка, неопрятного вида и запаха, из вагона.

Поезд тронулся, а я с любопытством начал смотреть в окно.

– Оглянись. - это подал голос мой ангел хранитель. Неужели мне грозит опасность?

Я быстро оглядываюсь и вижу такую картину: два, быдловатого вида, джентельмена угоржая револьверами, пытались отобрать у человека в черном, с серыми вертикальными полосами, костюме, его сумку.

– Ну и что? Ну мужика грабят, мне-то какое дело до этого?

– Это не обычный мужик. Поможешь ему, и в будущем он поможет тебе.

– Да зачем мне это надо? Я вроде итак все отлично придумал... Хотя... Может и стоит помочь ему.

Помочь

Не помогать

Вокзал встретил меня шумом Большого города. Мальчишки-газетчики зазывали к себе покупателей, Свистел стравливаемый пар из баков паровоза, между толп приезжающих и отезжающих людей сновали разносчики, карманники, аферисты, важно вышагивали полицейские, не обращающие внимания на ворье, кричали, расхваливая свой товар, продавцы привокзальных пирожков.

Все как всегда. Ничего не меняется.

Куда-же мне направиться для начала? В таверну - промочить пересохшее горло? Или найти комнату - отдохнуть с дороги. А может сразу в лавку - собрать необходимые материалы?

В таверну

Найти комнату

В лавку

Погостили и хватит. Пора и домой возвращаться.

Домой

Тихий, безмолвный коридор, извивался. Тонны камня начинали давить, вызывая клаустрофобию.

Шаг - гулко разносит эхо.

Другой шаг - эхо нового шага, смешивается с эхом предыдущего.

Снова шаг - и эхо, с багодарностью, принимает еще один звук в свой хор.

А в голове рождаются стихи.

"Идет грабитель,

По коридору.

Вор нежеланный...

С печальным укором,

Смотрю в глаза ему:

"Ждет тебя смерть...

Иди же вперед!

Вор! Должен! Умереть!"

Жуть какая... А камень все давил на меня. И пространство вокруг сужалось. Мне стало нехватать воздуха. И в голове кружились заезженной пластинкой дурацкие стихи. И каждый шаг прибавлялся к хору эха других шагов.

Я шел все медленнее. Я начал бояться сделать шаг вперед. Я пересиливал себя и делал очередной шаг. Но потом останавливался и снова собирался с мужеством, чтобы не развернуться и не побежать назад.

И вот я стою и не знаю, что мне делать. Под ногами моими лежит тело давно умершего охотника за сокровищами. В неверном свете факела я вижу его оскаленные зубы. Вижу его сморщившуюся, коричневую, мумифицированную кожу.

Одежда на нем была европейская... Как и у меня, у этого бедолаги был факел.

Я осмотрел тело - ран не было. Отчего-же умер он? Загадка...

Перешагнул я через тело мертвое и встал столбом. Страшно идти стало дальше, навалилась клаустрофобия, да тонны камня над головой заворочались. И эхо, так и не утихнувшее, с новой силой грянуло свою странную и страшную песню. И стишки дрянные острым ножом врезались в мое сознание, вырезая буквы стихов на подкорке мозга... А под ногами еще одно тело лежало. Умирают люди. Непойми от чего умирают. Ни одной ранки на теле... Может это болотный газ? Так факел горит так-же... Не загорается ярче, но и не тухнет. Значит не газ. Тогда что?

И снова шаг неуверенный делаю. И снова столбом стою, боясь шагнуть вперед.

Страх.

Смерть.

Вор!

Пещера.

Эхо.

Вор-вор!

Не уйдешь вор!

Умрешь вор...

Бежать! Скорее бежать из этого места!

Бежать назад

Бежать вперед

Я вновь вошел в жуткий коридор. Мне было необычайно страшно, но я решил, что если быстро пробегу, то успею пробежать до конца и не замереть от ужаса.

Я бежал по коридору. Бежал вперед. Бежал из последних сил.

Пока не запнулся и не упал... Сразу-же на меня навалился страх. Мне показалось, что меня привалило упавшим камнем, как того бедолагу снаружи.

Я попытался встать, но ноги мои не двигались. Я дернулся раз, другой. Ничего. Ни с места...

Ты умер в темноте. Придавленный холодным камнем. Страшная смерть....

Я вышел в грот с развилкой.

Два коридора уходили куда-то вглубь горы.

Из левого коридора тянуло свежим ветерком, и слышно было как гулко капает вода - там, наверное,большой грот с вентиляционной отдушиной.

Правый-же коридор был тих и печален. Веяло оттуда каким-то мрачным величием.

Ну и куда идти? На карте никаких развилок нет.

В правый коридор

В левый коридор

Осмотреть развилку поближе

Над каждым коридором был выбит рисунок. И как я его не заметил сразу?

Над левым коридором была высечена волнообразная линия, а под ней что-то отдаленно напоминающее вихотку, а может медузу, а может осминога...

А над правым коридором был выбит индейский тотем.

Выбрать коридор

К черту отдых! Сначала дела.

Я углубился в лабиринты улочек.

Через какое-то время память вывыела меня к знакомой лавке. Тут я куплю все, что мне надо.

В лавку

Когда мы выкинули трупы, и сели вместе на один диван, я решил, что пора-бы познакомиться.

– Как зовут тебя, колдун?

– Я не колдун. Я ученый! Никола Тесла, к Вашим услугам.

– Ученый, колдун... Разницы нет. Все что вы делаете - это странно для простого обывателя.

– Не исключено конечно. Но все, что делают ученые - можно объяснить в цифрах и формулах. А колдуны... Это необъяснимо с точки зрения науки.

– А вот расскажи, Никола, как ты смог призвать молнию. Да еще так, чтобы она попала в этих двух негодяев?

– Это наука, великая наука! - и Тесла достал из своего саквояжа маленький прибор, очень похожий на пистолет, но это был не пистолет. От пистолета в этом устройстве была только рукоятка. Все остальное выглядело как сплетение проводов и стеклянных колб.

– И что это?

– Это пистолет. Ну... Точнее не пистолет. Это устройство стреляющее электричеством... Абсолютно безопасное. И насмерть не убивает... - тут Тесла запнулся, а я удивленно поднял брови. - Ну чисто теоретически. Видимо впопыхах я выставил максимальную мощность и...

– Понял я, понял. Успокойся. Хорошая штука. А такую, но в десять раз больше можешь сделать?

– Могу. Но пока это очень дорого. Да и не вижу я смысла в таких огромных... пистолетах.

– Мысли шире, ученый! Мне нужно охранное устройство. Возьмешься?

– Хм... Мысль интересна. Возьмусь!!!

Вернуться с Теслой в каньон

И все таки я решил осмотреть коридор, на всякий случай, вдруг какая замаскированная ловушка...

Я осветил факелом стены, потом потолок, потом пол.

Поковырял ножом подозрительную трещинку в полу.

Меня это не удовлетворило.

Я простукал пол и стены.

Древниие изображения древних богов глядели на мои страхи с усмешкой.

По всей видимости ловушек здесь нет. По крайней мере я их не нашел.

Идти вперед

Со стен тоннеля на меня смотрели ужасные лики древних Богов. Они проважали меня взглядом, осуждая.

Но я не боюсь нарисованных лиц. Бояться живых надо, а не мертвых или нарисованных.

Я продвигался все вперед. Медленно, но верно. Осматривая стены, пол и потолок, вокруг себя. Я нисколько не хотел остаться в этих тоннелях.

Я резко отпрянул назад....

Нет. Ничего страшного. Просто подул легкий ветерок, и пламя моего факела заколебалось, пугая меня.

Продолжить движение

Осмотреть стены тоннеля

Я подошел к кедру. Это то, что нужно. Кедр горит даже сырой - смолы очень много.

Я отломал нижний сук кедра.

К пещере

Постепенно туннель расширяется не только в ширину, но и в высоту. Свет лампы теперь едва добивает до потолка пещеры. Где-то наверху под ее сводами слышится шелест крыльев потревоженных летучих мышей. То и дело со свисающих остроконечных сталактитов срываются капли воды и с едва слышным шумом падают на холодные камни.

Наконец, я вхожу в какой-то просторный пещерный зал, пол которого выложен из квадратных плит, правильно формы и явно рукотворных, а не созданных буйной фантазией природы. Размер каждой плиты такой, что я могу с легкостью стоять на ней обеими ногами. Справа высится гладкий круглый валун, на котором в слабом свете лампы виднеется какое-то изоборажение, высеченное прямо на камне.

Идти по плитам, по схеме

Идти по плитам

Осмотреть камень

Пора достать карту и отправиться посмотреть на переданное по наследству добро.

После принесения клятвы во мне открылся и еще один дар: я начинаю видеть - невидимое. Теперь я с легкостью читаю карту, как будто составлял ее сам. Я углубляюсь в ущелье, иду строго по карте - несколько поколений хранителей наставили столько хитроумных ловушек, что и не снилось ни одному из самых влиятельных особ мира, желающих сберечь свои богатства.

И вот я добирался до сокровищницы. Надо отключить последние ловушки и пройти внутрь.

Я попал в сказку из "Тысячи и одной ночи".

Тысяча и одна ночь

Сложный выбор... С одной стороны сокровища лежат, а это не правильно. С другой стороны шаман завещал мне охранять великие сокровища всех индейских племен. И что мне делать теперь?

– Выполняй предсмертное завещание - раздался голос у меня в голове. - Это святое!

– Что черт возьми происходит? Я что, разговариваю сам с собой?

– Ну почти - снова раздался голос - Ты побывал на грани жизни и смерти, поэтому в тебе открылись некоторые способности, так сказать: незадокументированные.

– И какие? - я был обескуражен, и раздражен. Со строноы наверное я смотрелся полным придурком: сижу и веду односторонний диалог сам с собой...

– Ну... Вы-же человек мало образованный, мне будет сложновато объяснить вам ВСЕ способности. Давайте с примитивных начнем. Вот к примеру я. Вы конечно-же считаете меня шизофренией, но на самом деле я всего-лишь ваш помощник. В средневековье меня называли Ангелом-хранителем, Гласом Божиим и еще многими именами. Люди поумнее пользовались моими подсказками и становились новыми мессиями, духовными лидерами, учеными и величайшими предсказателями. Люди поглупее - не выдерживали и сходили с ума. Но это и сейчас частое явление, к слову...

– Ангел-хранитель, значит... И что мне теперь с тобой делать? Будущее предсказывать?

– Ммм... Не совсем... У тебя мозг не развит, чтобы будущее предсказывать...

– Так на кой ты мне сдалась - шизофрения?

– Ну-у-у... Я неплохой помощник... - по моему моя "шизофрения" слегка смутилась.

– В общем так, "помощничек", сиди тихо и не высовывайся. Нечего отвлекать меня по пустякам.

– Но...

– Никаких "но". Голос будешь подавать только когда мне будет грозить смертельная опасность.

– А...

– Мне грозит опасность?

– Нет, но...

– Тогда заткнись!

Как это ни странно, но голос в моей голове замолчал...

– Э-эй. Хранитель... Ты тут? - в ответ я не услышал ничего. Ну и славно.

Так на чем я остановился? А. Да. На сокровищах.

История шамана была удивительна и не правдоподобна, но что-то в ней заставило меня поверить в нее.

Я решил продолжить дело шамана и охранять сокровища от нападок любой из сторон, заинтересованных в ценностях.

Я!

Великий Хранитель!

Клянусь!

Хранить и оберегать!

Древние индейские святыни!

Являющиеся!

Достоянием!

Великого индейского народа!

До тех пор!

Пока!

Великий индейский народ!

Не вернет себе!

Былое!

Величие!

Клянусь!

Перед лицом духов:

Огня!

(я капнул кровью из рассеченной руки в разведенный костерок)

Воды!

(кровь пролилась в чашу с чистой, родниковой водой)

Прерии!

(густая, красная жидкость впиталась в землю)

Хау! Я сказал.

Как только были произнесены последние слова клятвы: вспыхнул костер, вода стоявшая рядом, и секунду назад бывшая ледяной, вскипела, а на том месте, где в землю упала кровь - мгновенно вырос цветок.

Моя клятва была принята.

Приступить к "службе"

Я не знаю сколько я бродил по залам сокровищницы... Когда я вышел моя борода сильно отросла. Наверное не меньше недели. Но не о том речь.

Наверное со мной приключилось помутнение рассудка. Помню только как я зашел в сокровищницу и все. Больше ничего не помню... Хотя нет. Что-то помню.

Как в бреду я слонялся среди диковинных золотых статуй. На меня смотрели со всех сторон драгоценные камни-глаза древних идолов. Мне было страшно и интересно одновременно.

Чем больше я ходил по залам, тем больше мне казалось, что я схожу с ума. Я слышал странные голоса, мне казалось, что кто-то пытается мне что-то сказать... Но я не понимал, и шел дальше. Восхищаясь великолепием, страшась грозности идолов, и сходил с ума от голосов...

Потом сознание померкло. Остались лишь голоса, нашептывающие непонятно что.

А потом исчезли и они. И я остался в черном ничто. Такой маленький и одинокий...

Темнота

– Здравствуй, Великий Шаман!

– Приветствую тебя, бледнолицый брат! - Шаман соизволил повернуть голову и посмотреть на меня.

Вообще с индейцами можно говорить ни о чем долго и пространно. Все равно что спрашивать белого человека о погоде. Но я чувствую, что у меня очень мало времени. И я закатываю рукав своей рубашки.

Индеец смотрит на мою руку в черной сетке вен, но на его каменном лице ничего нельзя прочитать.

– Ты можешь вылечить это?

– Откуда у тебя, бледнолицый брат, такое странное и редкое заболевание?

– Воля случая, краснокожий.

– Я стар и мне некуда торопиться...

– Зато мне есть куда. Я чувствую, что зараза распространяется все сильнее по моему телу.

– Расскажи мне свою историю, сын моего друга.

– Некогда рассказывать! Просто вылечи меня, а потом мы с тобой поговорим сколько хочешь долго и в подробностях. - Я был неимоверно зол, и начал срываться на крик.

– Успокойся, бледнолицый брат. Крик это удел старых скво. Если ты не расскажешь мне как ты заболел, то я не смогу помочь тебе. Как я могу лечить тебя, не зная от чего лечить?

– Черт подери! Что-ж ты упертый такой... - Я отчаялся и... Начал свой рассказ.

Через несколько часов я закончил рассказывать свою историю. Я закончил-бы и раньше, но шаман требовал рассказать все с последней нашей встречи с ним, часто перебивал и переспрашивал, возвращаясь к каким-то, уже рассказанным мною, моментам. В общем притомился я, пока рассказывал.

– Я услышал тебя, бледнолицый брат. Сейчас иди отдыхать. Как только солнце зайдет за верхушки деревьев приходи. Хау - я сказал! - Шаман встал и ушел в свой вигвам.

Мне-же не осталось ничего, кроме как ждать.

Вернуться вечером

Я выезжаю на широкую поляну, со всех сторон окруженную деревьями, в центре которой высится индейский вигвам - длинные гладкие жерди обмотаны плотной тканью, росписанной яркими красками. На вершине вигвама имеется отверстие, сквозь которое в небо поднимается серый дымок, от расположенного внутри очага. Пространство вокруг жилища шамана заполняют непонятные мне объекты - лабиринт, выложенный на земле из гладких булыжников; плоский гладкий камень, напоминающий жервенный алтарь, лежащий на широком древесном пне; небольшой пруд, над котором нависло дерево, напоминающее плакучую иву, но почти все его ветви переплетены с разноцветными лентами, развевающимися на ветру....

Шаман восседает на широкой деревянной скамье со спинкой, отдаленно напоминающей трон какого-то лесного сказочного персонажа - он неподвижно взирает на небо, примерно в сторону, где обычно заходит солнце, сжимая в губах длинную курительную трубку, и словно не замечает мое приближение. Индеец стал ещё старее, с того момента, когда я видел его в последний раз, морщинистая темная кожа, напоминающая лохмотья нищего свисает с иссушеного временем исхудавшего тела, впалые глазницы и поседевшие волосы - все выдает в нем умудреного жизненным опытом старца, оставившего позади не одно десятилетие жизни.

К шаману

Вы находитесь в небольшой, уютной, но сильно заросшей долинке. Слева от вас бежит звонкая, горная речка. Справа в лесу прячется домик старателя. Воздух наполнен запахами луговых трав и цветов, пеньем птиц и порханьем бабочек.

Но все это великолепие не радует ваш глаз и не услаждает слух. У вас есть срочное дело!

Как-бы ни была уютная долинка привлекательной, но голод зомби начинает одолевать меня. Да и пора мне - ведь все ингридиенты для зелья собраны, значит нужно собираться в путь.

Отправиться к шаману

К водопаду

В лес

К хижине

Вы видете себя со стороны. Маленьким мальчиком. Вы идете со своим отцом. Вы еще очень малы и едва-едва достигаете своей макушкой пояса отца. Но тем не менее вид у вас маленького - важный. Еще-бы. Ведь вы впервые идете в поход вместе...

Город давно остался позади. Вокруг нас только бескрайняя равнина. Зеленое море луговых трав, разбавленное летним, выцветшим небом.

Солнце ярко светит где-то над головой, но от его палящих лучей нас укрывают широкие поля шляп.

Мы с моим отцом едем на лошадях совсем рядом. Наши лошади нагружены провиантом, а из личных вещей отец сказал взять только одеяла, да котелок. Он сказал, что поедем налегке.

А еще он мне выдал свой охотничий нож, лассо и небольшое ружье - как раз мне по росту и силе. Теперь оно гордо висело у меня за спиной. Хотя ружье и было тяжелое и неудобное я все равно не убрал его в седельную сумку, как советовал отец. Я хотел, чтобы все видели, что я уже большой и мне доверили оружие!

– Папа! А мы надолго уезжаем?

– Не знаю, сын. Может быть на неделю, а может на месяц.

– Ооо! Долго как...

– Да нет... Время пролетит незаметно. Нас ждут великие приключения! Ты еще и не захочешь возвращаться домой.

– А скоро они начнутся? Приключения в смысле...

– Думаю, что после завтра, ближе к вечеру...

– У-у-у-у-у! Как долго ждать...

– А ты хочешь, чтобы приключения начались уже сейчас?

– Ну-у-у. Было-бы неплохо!

– Тогда тихо. Не спугни...

Так сказал мой отец и минут десять мы ехали молча. Я весь извертелся, чтобы первым увидеть приключение. А отец только усмехался и внимательно оглядывал местность.

– Смотри! - Сказал мне отец и указал рукой куда-то направо. Я повернул голову и... Не увидел ничего. Недоуменно я посмотрел на отца. А он слегка улыбаясь остановил лошадь и спустился в траву. Я последовал за ним.

Когда я слез со своей лошадки, папа поставил меня перед собой и показал рукой в нужную сторону.

– Смотри. - Шепотом сказал он.

– Смотрю. - Так-же шепотом сказал я. - Только ничего не вижу.

– Это потому, что плохо смотришь. Видишь пригорок? А на нем столбик?

– Вижу и столбик и пригорок.

– Теперь смотри, что будет...

Я во все глаза начал смотреть на пригорок и столбик, а отец в это время достал свой револьвер и выстрелил в воздух. Тут-же стобик куда-то исчез - как будто и не было никогда.

Я с восторгом смотрел на отца. - Что это было? - моему удивлению не было предела.

– Поехали посмотрим.

И мы поехали к холмику, чтобы разгадать загадку исчезающих столбиков.

Когда мы подъехали к пригорку я увидел, что весь пригорок состоит из сплошных нор.

– Суслики! - Я был в восторге. - Столбик это был суслик! Вот здорово!

Отец улыбнулся одними глазами.

Внезапно что-то вырывает вас из грез мечтаний.

Вернутся в реальность

Что произошло? Что вырвало меня из сладостных грез воспоминаний? Подсознание что-то приметило, пока я грезил наяву.

Я быстро огляделся вокруг. На первый взгляд опасностей не ожидалось.

Я нахожусь в предгорьях Скалистых гор. Слева от меня протекает быстрая, холодная, горная река - хорошо. От жажды я не умру. Прямо передо мной покрытая лесом, зеленая долина. Справа, еле приметная, вся заросшая мхом, явно не жилая, хижина.

Так вот что вырвало меня из приятных грез воспоминаний. Мозг не мог пройти мимо хорошего укрытия от зверей и непогоды, и подал сигнал телу остановиться.

Идти дальше

Зайти в хижину

Отвык я от леса. После бескрайних степей прерий, лес кажется опасным и пугающим. Сейчас у меня такое чувство, Будто на меня со всех сторон смотрят чьи-то внимательные, изучающие глаза. Оценивают, ждут когда я допущу хоть малейшую ошибку. И тогда ... Лучше об этом не думать. Тем более подумать всегда есть о чем: я дошел до подножия горы, и огляделся: прямо передо мной стоит отвесная стена. Конечно можно вспомнить молодость и заняться альпинизмом, вот только не очень хочется...

Слева слышится шум падающей воды - там водопад, который я видел издали.

Справа от меня, вдоль "стены" тянется лес вековечных сосен. Надо будет погулять там, как нибудь. Нравится мне сосновый бор. Так легко там дышится, да и сосны ростут не так близко друг от друго, поэтому не кажется, что из-за каждого куста за мной кто-то наблюдает...

Куда-же направить свои натруженные стопы?

К водопаду

В лес

К хижине

Пошарив в кармане, я нащупываю золотой браслет, снятый с одного из убитых зомби. Вынув украшение, я протягиваю его индейцу, глаза которого сразу же заблестели каким-то хитрым алчным огоньком. Схватив ценную вещицу обеими руками он долго и пристально изучает браслет, словно боясь, что это не настоящее золото, а потом быстро прячет его в небольшой кожаный мешочек, висящий на поясе.

Бросив несколько слов подчиненным на все том же непонятном мне наречии, и указав рукой в направлении тропы, вьющейся между деревьями, индеец неспешно удаляется, поигрывая бугристыми мыщцами на спине и плечах.

Оседлать коня

Не знаю, что дернуло меня зайти в эти сосны, может просто хотел пройти вдоль стенки, а может подышать захотелось. Но в любом случае - я не пожалел...

Я вышел на веселую, солнечную поляну, с бегущим родником, и густыми кустами скраю...

"Хорошее место для охоты" - отметил я про себя.

И тут воспоминания нахлынули на меня с новой силой.

Новые воспоминания

Воспоминания накатились на вас как морской прибой.

Мы охотились на оленей на Аляске, чтобы запастись мясом на всю зиму. В тот год сильно увеличилось поголовье волков, и правительство давало за скальп волка по доллару - это хорошие деньги, поэтому мы и поехали в эту холодную страну.

Я отчетливо помню тот холодный, снежный день. Мой верный товарищ по приключениям - Михаэль - шел за мной, а наш проводник, индеец Ватунга, которого мы звали просто Ва, Шел впереди.

Михаэль подстрелил оленя и мы шли по его кровавому следу, чтобы добить и взять самое лучшее, заодно на остатках туши поставить несколько капканов.

Снег валил в этот день практичеки постоянно и нам стоило некоторого труда находить олений след. Тем не менее мы шли вперед. Тут индеец негромко вскликнул, подзывая нас к себе. Мы догнали нашего проводника и увидели кровавый след. Кровь еще не успела застыть.

– Олень где-то рядом. - Сказал Михаэль. - Он устал, потерял много крови, через час догоним!

– Не думаю, - сказал я, - что догоним. Смотри. Шаг оленя все тот-же, идет ровно, не запинается. А то, что мы его догоняем говорит только о том, что тут он отдыхал.

– Вы оба правы и не правы - взял свое слово Ва - молодые охотники. Действительно олень тут отдыхал, и действительно он потерял много крови.

– Так почему не правы?

– А не правы потому, что вы - индеец показал на меня - не заметили, что олень уже давно запинается и поэтому мы догоним его через три часа, и это ваша ошибка - и он показал на Михаэля. - Обе эти ошибки в этой стране могут привезти к смерти.

К критике, а особенно к правильной критике, я всегда относился хорошо. Тем более, что ничего страшного не произошло, и мы получили новый, полезный багаж знаний. А вот Михаэль никогда критику не любил. Он воскликнул: "Я докажу, свою правоту" - и, бросив сани с нашей поклажей, побежал по следу подранка.

Ва запрягся в сани и мы, не торопясь, пошли за ним следом.

Прошло, наверное, минут сорок, или чуть больше, когда мы услышали выстрелы. Выстрелов было много, а потом оборвались... Что-то пошло не так. Ватунга бросил сани и побежал вперед, но я его опередил, так как был не обременен грузом и сорвался с места сразу, как только услышал выстрелы.

Я был молод, горяч, но неопытен. Индеец, проживший не одну зиму, вскоре обогнал меня.

Мы бежали так быстро, что мне казалось, будто наши лыжи раскалились докрасна и под ними тает снег.

Минут пятнадцать продолжалась бешенная гонка. Ва убежал далеко вперед, и я теперь просто бежал по его следу...

Снова послышались выстрелы, но уже не беспорядочные как в первый раз, а спокойные, хладнокровные, уверенные.

Выстрелы прекратились. Я поднажал еще, хотя уже очень устал. И выбежал на открытую поляну.

Передо мной раскрылась вся картина произошедшего несчастья.

Лишь много позже я восстановил ход произошедших трагических событий: Михаэль гнался сквозь лес за подранком, и не заметил медвежьего лежбища. Михаэль влетел в берлогу, и медведю это конечно не понравилось.

Все, что успел мой друг - это начать стрелять. Как потом выяснилось - практически безрезультатно... Великая Пустыня, как называют индейцы Аляски, тайгу, не прощает ошибок и строго за них наказывает.

Разъяренный медведь разорвал Михаэля в клочья, но этим он неудовлетворился. Медведь жаждал крови. И он нашел ее.

Вместе со своей смертью.

На поляну вылетел Ватунга, мгновенно оценил обстановку и перекинув ружье со спины - начал стрелять в медведя, стараясь целиться в жизненно важные органы.

Медведь и Ватунга увидели друг-друга одновременно. И действовать начали одновременно.

Медведь взревел, увидев новую жертву, и побежал к индейцу.

Все произошло очень быстро. Подбежав к врагу медведь взмахнул тяжелой лапой, разрывая кожу лица, мышцы, связки, выбивая зубы, круша кость. А Ва в ту же секунду выпускал в мохнатого царя последнюю пулю, которая и нашла последний приют в сердце зверя.

Я не стал продолжать охоту. Одному это было слишком опасно. Все, что осталось от моих друзей я уложил на сани и потащил. До ближайшего населенного пункта была неделя пути, а одному, и с грузом - еще больше.

Я шел и мозг мой застилала тьма, укутывала мягким одеялом...

Я совсем не помню как добрался до поселка, не помню как меня выхаживали, и не присутствовал на похоронах друзей. По словам моей сиделки, я пришел в себя только через месяц, как появился в поселке. А врач сказал, что у меня сильное сердце и высокая жажда жизни: "Другой-бы, на вашем месте, уже умер-бы. Вот так-то, молодой человек..."

Вернуться в реальность