Авторизация
×

Логин (e-mail)

Пароль

Интерактивные истории, текстовые игры и квесты
Гиперкнига

Библиотека    Блог

Запустить

- Да какие там вещи? Рубаха, штаны, да медальон на шее! И все! Даже трусов не было! - возмущается доктор. - Расскажите хоть, где Вы его такого взяли?

- Он выскочил перед моей машиной на дорогу. И я его слегка задела.

- Городьба? - удивляется Яр. - От волков городьба есть. Вкруг Заморки. Высокая! - он показывает рукой, подпрыгивая. Получается, что вокруг его Заморки заборчик значительно выше двух метров.

Заметив его ноги, я вспоминаю то, что еще на дороге он был босиком. Так. Точно деревенский житель. Подошва-то явно привыкла ходить босиком - никаких характерных мозолей на пятках сзади не видно! Где же он шлялся по лесу? И зачем?

Итак, надо сказать ключевое слово, чтобы он вспомнил всё. Какое-же?

Паспорт? Полис? Кино? Небо? Машина? Земля? Водка? Хлеб? Мама? Молоко? Телевизор? Комбайн? Трактор? Ключ? Россия? Ушанка? Мороз? Медведь? Корова? Трава? Гриб? Нож? Дудка? Деревня?

Ничего не получается! Надо вызывать специалиста?

Я завожу машину, подъезжаю поближе, открываю дверцу. Беру парня под мышки и пытаюс втащить его на заднее сиденье. Он тяжел. Но все же не настолько тяжел, как я ожидала. Наконец, изрядно испачкавшись, я размещаю пострадавшего на заднем сиденье. Теперь можно ехать. Домой? Или сразу в больницу?

Я вошла. В палате на одинокой койке лежал мой знакомец и тревожно смотрел на меня пустыми как небо, голубыми глазами.

Доктор вошел следом и встал в ногах пациента.

Внутри храма почти темно. Только у каменного алтаря горит негасимая лампада. В храме две двери: одна ведет на улицу, другая, за алтарем, в подсобное помещение. Побеленные стены украшены иконами.

Пока я не отвернулась, я успела заметить, что он действительно красивый!

Нужно сказать одно слово. Только одно - и его память будет вскрыта, как будто ключом! И может быть, он поможет мне разобраться тогда с моей памятью?

Волосы у мальчика примечательные. Длинные, ниже плеч! Перехвачены на голове шнурком, чтобы в глаза не лезли.

Так, в тот день дедушка говорил еще что-то про мой Дар. Он был связан со словом...

... И я вспоминаю слова дедушки.

- , в мире есть четыре великих тайных ордена. Орден Пирамиды. Орден Меча. Орден Молота. И Орден Ключа, к которому относимся мы с тобой. Посмотри, как выглядят их гербы - дедушка рисует на листке четыре картинки. Рыцари этих орденов всегда помогают своим, но часто борются с остальными. Некоторые из них обладают Волшебным Даром. Запомни это хорошенько, !

- Я запомню!

- Хорошо. Но когда тебе исполнится семь лет, ты снова забудешь это до тех пор, пока знак Ключа не откроет твою память!

- Но ведь мой день рождения завтра дедушка! Завтра мне исполнится семь лет!

- Вот и хорошо! Много будешь знать - скоро состаришься.

- И буду такой седой и умной, как ты?

Дедушка смеется...

Я набираю на телефоне номер скорой. Через полчаса ожидания появляются машина скорой помощи вместе с полицией. Молодого человека осматривают и увозят, у меня берут показания, и, на всякий случай, подписку о невыезде. Наконец, отпускают.

Куда теперь? Домой? Или в больницу, узнать, что там с пострадавшим?

Доктор, убедившись в моей некомпетентности, приободрился, сказал, что в понедельник вызовет специалиста и проводил меня до выхода из больницы.

Яр смотрит вокруг.

- Не ведаю я. Сии места мне незнакомы.

Он топает ногой по асфальту, болезненно морщится.

- Близ Заморки не видал я каменных дорог. Я вкруг Заморки все леса исходил, все тропы ведаю.

Вот тебе и раз! Это где же у нас в области такие места, где асфальтовых дорог нет?

- А какие города рядом есть?

Я глянула в его глаза - и обомлела! Боже мой! Это же он! Мой Рыцарь из детских снов! Тот, который снился мне много раз, спасал меня от кошмаров, волков и драконов!

Я вышла опечаленная и невыспавшаяся. Села в машину. И уехала домой - отсыпаться.

В понедельник я позвонила в больницу, чтобы узнать о здоровье пострадавшего. Там долго мялись, пытались выяснить, кто я такая, и, наконец, признались, что больной совершил побег из больницы и был насмерть сбит машиной при попытке перебежать улицу.

И это печальный, но вполне возможный

КОНЕЦ ЭТОЙ ИСТОРИИ

Ах, если бы я сделала тогда что-то по-другому!

Доктор сглотнул слюну, и быстро, сбивчиво, как будто только и ждал разрешения сказать, а получив, торопился изложить свои соображения, стал болтать:

- Я так думаю, ему надо напомнить что-то из прошлой жизни, чтобы пробудить его память. Что-то такое, что ему хорошо знакомо. Но вот как узнать, что ему близко и дорого?

– Заткнитесь, пожалуйста! – говорю я доктору. Тот замолкает, и ошарашенно смотрит на меня. Потом разевает рот, как рыба, но не может сказать ни звука. – Другое дело, теперь можно спокойно вспомнить, где я видела эту штуку...

Везти пострадавшего домой? А если у него кровоизлияние в мозг и он умрет у меня? Что я буду с ним тогда делать? Нет уж, дудки!

- Яр, идем за мной! - говорю я. Парень скидывает одеяло, встает, в чем мать родила и не спеша начинает одеваться. Потом протягивает ко мне руку ладошкой кверху и говорит странное слово: "Оберег".

Поздороваться? Спросить, что случилось?

Это разумно. Я везу его в больницу, молясь про себя, чтобы с ним, идиотом всё было хорошо!

Приёмный покой. После ночной тьмы белый свет ламп слепит глаза.

- У меня в машине раненый человек! Без сознания! - кричу я.

Звонок медсестры из приемного покоя. Прибежали санитары. Сноровисто вытащили парня, переложили на носилки, укатили по коридору.

Потом нудное заполнение документов в приемном покое, и тоскливое ожидание...

Кусок небесного железа, когда-то давно упавший в болото. Так давно, что над ним успело вырасти дерево. Надо отдать его кузнецу - в дело пойдет!

Кожа загорела до золотисто-коричневого цвета. Получить такой загар в городе можно только в солярии. А вот в деревне... Может паренек из какой-то глухой деревушки? Ага. И я налетела на него в десяти километрах от областного центра! Какие тут, к черту, глухие деревушки? Тут даже грибы все давно уже выбраны!

Красивый парень. Довольно мускулистый, но стройный. Застенчивый, кажется, – увидел мой взгляд, – и лицо сразу порозовело.

- Ха, а кажется, что такое девушки, он не забыл! Что скажете, доктор?

На маленьком зеленом щите - выдавленный вперед рисунок ключа.

Машина с грохотом летит во тьму, в кювет, в стволы сосен. Последнее, что я слышу - это страшный скрежет сминаемого металла...

И это - короткий и печальный

КОНЕЦ ЭТОЙ ИСТОРИИ

...но на самом деле эта история была длиннее и интереснее...

И доктор, без малейших возражений, повел меня по коридору. Пока я шла, я вспоминала свою жизнь, школу, подруг, родителей, работу.

- Как узнать? Да просто! Называть ему слова или показывать картинки и смотреть, будет реакция или нет.

- Какой ужас! - говорю я.

- Вот именно! - сердится врач. - Куда мы его теперь денем? Документов нет, полиса нет, родственников нет. Физически он здоров.

- А вещи у него какие были?

Поднялся на просеку, потрогал - камень. Понюхал. Странный запах - от этой длинной каменной "тропы". Только для кого же такая широкая? И ровная. Как будто гигантский каменный слизень прополз. Ростом с дерево. Шум за поворотом. Всё громче и громче. Эх, оружия нет! Но встал в боевую стойку.

Два слепящих желтых глаза в лицо.

Дракон?

Вииизззг!

Удар!

Боль.

Тьма.

... пять минут назад

Домой я добралась без всяких приключений. И в общем, дальше жила долго, разумно и с удовольствием. Большого счастья не было, но и горя, тьфу-тьфу тоже. И это - вполне хороший, правильный и логичный

КОНЕЦ ЭТОЙ ИСТОРИИ

...но на самом деле эта история была длиннее и интереснее...

- Доктор, дайте-ка сюда медальон! - я протягиваю руку, и доктор, не раздумывая, отдает полиэтиленовый пакетик. Когда я трогаю медальон, я чувствую пальцами металлический холодок... но в этом нет ничего странного. Медальон действительно отлит из бронзы. В нем одна дырочка для шнурка. И на нём действительно изображен ключ.

Доктор достал из кармана полиэтиленовый пакетик со странным медальоном на веревочке. Медальон в виде маленького щита из позеленевшей от времени бронзы. Что-то он тебе напоминает...

Руки у него - просто заглядение! Обожаю мускулистые мужские руки! Такой как обнимет, так обнимет! Ох, да я вроде даже сама порозовела, вон как щеки горят! Спокойно, , спокойно! Тебе голову терять нельзя - все твои неприятности начинаются как раз тогда, когда я теряю голову!

У незнакомца довольно симпатичное лицо, смуглая кожа, мощная шея на широких плечах.

Я внимательно рассматривала его. А он тупо пялился на меня. Итак, что может навести на верную мысль? Одежда? Медальон? Волосы? Загорелая кожа? Мозолистые руки? Босые ноги?

Ночная дорога пустынна. Изредка мимо проносится свет встречных фар и снова - темнота и шум рассекаемого машиной ветра.

Лицо парня осталось равнодушным и спокойным.

Та пытаешься вспомнить, но бормотание доктора отвлекает, мешает тебе...

Сказать доктору заткнуться? Или прислушаться, к тому, что он бормочет?

А он одновременно встречался еще с двумя девицами! Он вообще мне ничего такого не обещал - я сама нафантазировала любовь! Дура!! Гад!!! - В ярости я вжимаю педаль газа до упора!

- Ничего, - шепчет Яр. - Я найду ту деревню. Нынче же вечером и пойду, как коров по домам загоню! Хватит! Мне уже 20 зим, а ничего, кроме нашей Заморки не видел!

- Будешь уходить, подари мне свой ножик. - спокойно говорит Миха.

Оберег в виде позеленевшего от времени бронзового щита с рисунком ключа.

Общинный дом – это место, куда все собираются после трудового дня поесть и поговорить о том, что видели, обменяться новостями. Только все эти новости Яру уже давно известны: хороший урожай, волки в лесу, проделки домовых и леших, да еще семейные дела. Кому-то может и интересно, кто родится у Матрёны под Рождество. Яру – нет.

Машина послушно выскакивает на встречную полосу и объезжает недоумка, выскочившего на дорогу! Через несколько мгновений я забываю о происшествии на дороге.

Вот она его одежда, висит на спинке стула. Какие-то грязно-белые бесформенные штаны. И такая же мятая рубаха. Я потрогала ткань. Это - лён. Причем хороший лён, длинноволокнистый. Такая вот рубашка из натуральной ткани Made in Germany стоит от 100 евро! Так что парень-то может не так прост как кажется! С другой стороны, никакого ярлычка на рубашке нет. И на штанах тоже. И вообще они производят впечатление ручной работы.

Через час вышел доктор.

- Ну, милочка, расскажите, где это произошло и как?

- Доктор, что с ним? Он жив?

- Дедушка, а наш-то орден, почему называется орденом Ключа?

- Его основатель, Мейдок, не был ни принцем, ни великим воином. Он всего на свете добился своим умом и языком. Сам. Он умел подбирать ключики к людским сердцам. И именно поэтому цветом ордена является цвет жизни - зелёный,а стихией - ветер, который проникает всюду, знает всё, и без которого нельзя обойтись. Тысячу лет спустя Мейдоку приписали девиз «Ключ, которым пользуются, всегда блестит». Как ты думаешь, что означают эти слова?

- Не знаю. Может быть то, что надо постоянно упражняться?

- Ты очень умная девочка, милая!

- А что ты можешь сказать про орден Меча? Это орден воинов?

- Ты права, . Его основатель – Принц Кенбел был яростен и горяч, поэтому он и выбрал цветом ордена – красный, цвет огня и крови, а стихию – Огонь. Их девиз – «Меч сотрёт железо ножен». Это означает, что их мечи слишком часто выходят из своих ножен. Опасайся их - они не долго думают, и скоры на расправу с врагами. Выиграть у них в рукопашную - шансов мало!

- Ого! Значит они только воины, и не лезут в политику?

- Наоборот! Именно "мечники" и рвутся к власти больше всех! Порой они даже не скрываются. В одном великой стране они даже государственный флаг сделали полностью красным. И, говоря о стремлении жить в мире со всеми, накопили оружия больше, чем все остальные страны, вместе взятые.

- Ничего себе!

- Имей в виду - есть среди мечников очень умные, расчетливые люди. Рыцари Холодного Пламени. Вот они, пожалуй, самые опасные.

- Понятно.

- А почему на гербе Ордена Молота - молот? Его рыцари любят работать?

Дедушка засмеялся. По крайней мере основатель ордена – Принц Кенор, любил. Он был хорошим мастером и имел светлую, как небо, мечту, чтобы все люди жили одной семьей. Прикоснувшись к Великому Оку он обрёл просветление и узнал истинный цвет Земли.

- Черный?

- Голубой. Стихия Ордена – Земля. А какого цвета наша планета из космоса, знаешь? - дедушка показывает фотографию - вид Земли из космоса.

- Красиво.

- Скажи, дедушка, а что это за Орден Пирамиды?

- Его основатель, Брайан, был осторожен и мудр. Символом ордена он выбрал пирамиду, а их девиз - «Воля и разум». Цвет Ордена – фиолетовый. Стихия Ордена – Солнце. Рыцари ордена Пирамиды много знают, и, но, боюсь, они уже закоснели в своем вечном всезнании, и гордыне.

Я выхожу и наклоняюсь над сбитым человеком. Это молодой парень, худощавый и светловолосый. Одет в какую-то странную светлую одежду. Видимых повреждений не видно. Он лежит без сознания, но грудь поднимается и опускается в такт дыханию.

Я останавливаюсь и выхожу из машины. Свежий ночной воздух, пахнущий соснами, наполняет грудь. Звезды насмешливо смотрят с высоты. В свете фар мечется глупая ночная бабочка.

- И что это я так разнюнилась? Была влюбленность, не любовь. Было счастье. Было удовольствие. Были мечты. Мечты не сбылись - так с ними это бывает. Мужик оказался не моим... ну и слава богу, что узнала это сейчас, а не через год или два совместной жизни. Спасибо за удовольствие и адью!

Успокоенная, я обещаю себе впредь быть умнее и снова сажусь за руль.

- И много у Вас волков?

- Много. Я коров пасти иду, так всегда рогатину беру, да нож. И собаки еще охраняют.

- Интересное дело! Вы в заповеднике что ли живете? Я волка в зоопарке только видела!

Яр напряженно вслушивается в мою речь, и я чувствую, что многие привычные тебе слова ему непонятны.

-Яр! Ты вообще русский?

Оказаться с практически незнакомым парнем, без комплексов и немного не в себе в однокомнатной квартире? Заманчиво, конечно, но сейчас я к этому не готова!

Я отдаю медальон Яру. Он немедленно надевает шнурок на шею и с улыбкой идет за тобой. Ему-то хорошо, а мне что делать? С босым парнем, одетым в домотканую одежду?

Мы выходим на улицу и садимся в машину. Раннее утро. Все магазины и кафе еще закрыты. В редакцию только завтра - всё воскресенье впереди. То ли отвезти его домой? То ли сразу поехать с ним на место ночного происшествия?

Я ему определенно нравлюсь. Самое дурацкое, что он мне тоже чем-то нравится.

Лицо парня прояснилось! Я вспомнил! Вспомнил! - закричал он! Я - пастух! Я пасу коров! Меня зовут Яр! Я вспомнил! Моя деревня называется Заморка!

– Ну вот и славно! - обрадовался доктор. - Тогда отвезите его в эту его Заморку, да и дело с концом!

– А документы на выписку? - спрашиваю я.

– Так мы же его еще не записали даже. Как записывать - без полиса-то? - странно, как будто оправдываясь, говорит доктор.

– Ладно, – говорю я. - Я его забираю!

Надежный крупнокалиберный "Магнум". Против него бессильны доспехи.

А вот настоящих подруг у меня почему-то не было. Грустно. Девчонки то ли завидовали, то ли что-то подозревали...

Один раскатистый и четкий голос, принадлежащий уже знакомому тебе усатому дядьке слышно хорошо, второй доносится как шепелявое бормотание:

- так что состояние его вполне нормальное. Я бы даже сказал, что он здоров, как бык, если бы не потеря памяти.

- ... нашли?

- Только эту его дурацкую льняную одежду в стиле ретро и вот этот медальон на шее.

- ... кто он?

- Я думаю, из ролевиков. Знаете, такие ребята, которые начитаются фэнтези и бегают с мечами и луками по лесам.

- ... кументы?

- Нет, никаких документов не было.

- ... делать?

- Дней восемь он у нас еще может полежать, а потом надо выписывать. Вы уж постарайтесь его куда-нибудь определить, товарищ лейтенант, родных найти.

- ...видания, доктор!

С некоторым трудом посадив Яра в машину рядом с собой, я еду обратно. Он с интересом рассматривает машину, меня, дорогу, лес. Оказавшись на том же самом месте - ну по крайней мере, примерно на том, я точно не запомнила, - мы выходим.

- Ну, куда ехать? Где эта твоя Заморка?

На девяноста километрах в час машина выскакивает за поворот, и я внезапно вижу человека в белом, выходящего на дорогу, прямо перед машиной! Что делать? Влево? Вправо? На тормоз?

Хмм... То ли просто подойти к шефу и попросить у него прибавки к окладу? Интересно, пройдет, или нет?

О, да мы кажется уже пришли! Доктор заискивающе посмотрел мне в глаза и открыл дверь в палату.

Разве же можно ранить воду? Водяной это дух реки, шутник и паршивец! Обидевшись на Яра он притопил его, а потом выбросил на берег.

Я пытаюсь растолкать парня, но, несмотря на все усилия, он все еще без сознания. Что же делать? Затащить его в машину и отвезти в больницу? Вызвать скорую? Оттащить его на обочину и уехать?

Не получается у меня с любовью. Как влюблюсь в кого-то - вся жизнь наперекосяк. Работа - не ладится, люди начинают со мной ссориться... И козел этот тоже, сначала ведь был такой влюбленный и ласковый. А вот когда я привыкла к нему, влюбилась, сама потеряла голову - тут всё и испортилось! Почему так? Дедушка говорил, что мой Дар... что-то про любовь... не помню! Обидно!

Родители у меня жили дружно. Не, папашку как-то я помню, видела радостно болтающего с чужой тёткой в магазине. Но я ему потом очень строго сказала, чтобы он любил только маму и смотрел только на неё. И всё! Больше - никаких чужих теток. Даже самых красивых.

И вот мы, наконец, дома! Я - уставшая и невыспавшаяся, Яр - бодрячок! В квартире ему всё интересно, часа три он просто все рассматривал, трогал и обнюхивал! Возьмет штору между ладоней - и трёт! Слушает, как синтетическая ткань шуршит. Выключатель света замучил - пришлось отругать. Меня он побаивается, и, похоже, считает волшебницей. Телевизор я пока включать не стала - ему и так ярких впечатлений с улицы хватило!

На кухне долго рассматривал кухонный нож, гнул, трогал лезвие пальцем. Сокрушенно покачал головой - "плохое оружие". Впрочем, хлеб и буженину нарезал ловко, а нож, после использования, обтёр лицевым полотенцем и аккуратно положил на стол. Рядом.

Завтрак, совмещенный с обедом. Едим его бутерброды и мой салатик. Я пью кофе, Яр - кефир (кофе показался ему горьким)! Моем посуду. Горячая вода из крана вызывает сначала изумление и восторг - потом разочарование (противный вкус)! Зажав кран снизу пальцем Яр получает фонтан, и обливает себя, меня и половину кухни! Ну точно, большой ребенок!

После посуды, поглядев на его грязную одежду, а главное, ноги, я отправляю его в душ, мыться! А сама начинаю вытирать пол.

Хорошая у меня жизнь! Интересная! В принципе, если не считать редких и обидных обломов - всё задуманное получается.

Конечно, когда он обнимал меня, все внутри замирало и голова кружилась! Я вела себя как неопытная, романтичная девочка!!! А он!

Я рукавом смахиваю слезинки с лица, но они снова текут, заставляя ночную дорогу дрожать и искриться в свете фар.

- Господи! Какая же я идиотка! Конечно, мой дар связан со Словом! Недаром я пошла учиться на факультет журналистики! И сейчас работаю в редакции "Необычайных Происшествий"! Хм... Или не все так просто?

- Доктор? Хватит молчать! Ведите меня к пациенту, я хочу на него посмотреть при нормальном свете!

Я снижаю скорость до положенных девяносто. Сосны вдоль дороги перестают улетать назад и теперь просто бегут. Что теперь? Ехать домой на девяноста или вообще остановиться и успокоиться?

Стерев слезинки, я бросаю взгляд на спидометр. 140 километров в час! Многовато, для ночной дороги!

- Что случилось? Что такое оберег? - спрашиваю я.

- Это защита от зла! - нетерпеливо отвечает Яр. - Отдай его мне!

Отдать медальон.

Одежда незнакомца не имеет ни пуговиц, ни молний. Она состоит из рубахи-косоворотки, и штанов из мягкой некрашеной ткани. Ноги незнакомца босы.

- Нет. Он не знает как его зовут. Он не помнит свой адрес. Он не знает кем работает и где. Он даже не знает в каком городе находится! Полная амнезия!

- Какой ужас!

- Нечистая и чистая. Много. Русалка в реке, навка и кикимора в болоте, упырь на погосте, лужанка на опушке, водяной в колодце, банница в бане, домовой за печью.

- Так. Ты мне что, голову морочишь?

- Не, это леший голову морочит.

- Откуда ты такой взялся, на мою голову!

- Из Заморки убёг.

- Так. А другие деревни вокруг твоей Заморки есть?

- Не ведаю я. Не видел. Леший на нас рассердился и никого из Заморки не выпускает далеко. По лесу кружит, обратно ворочает.

- Ясно. Ладно, поедем в город, надо тебя хотя бы переодеть!

Я жму на тормоза. Как положено, троекратным нажатием. С визгом машина останавливается, слегка задев незнакомца бампером. Тот падает на капот и сползает на асфальт. Что же делать? Выйти и посмотреть? Уехать?

Уехать, бросив человека в беде? Это как-то вообще не по человечески! Нет, я не могу так поступить!

Козел – это парень, с которым я познакомилась два месяца назад. Высокий и красивый. Очень накачанный. Очень сильный. Очень сексуальный.

А еще - самовлюбленный, ленивый, ограниченный и похотливый! Это ведь бросалось в глаза! Ну почему я этого не заметила сразу!!!

Негодяй – это парень, с которым я познакомилась два месяца назад. Высокий и красивый. Очень накачанный. Очень сильный. Очень привлекательный.

А еще - ленивый, ограниченный и самовлюбленный! Это ведь бросалось в глаза! Ну почему я этого сразу не заметила!!!

- Надо позвонить Воронцову, - бормочет доктор. - Он специалист по проблемам мозга и амнезии. Я в этом ничего не понимаю...

В школе все было просто замечательно. Я училась легко, гуманитарные предметы схватывала на лету. Когда рассказывала - весь класс вместе с учителем слушал, затаив дыхание. Вот с точными науками было куда хуже.

", когда шум воздуха вокруг машины заглушает рев мотора, полезно взглянуть на спидометр!" - говорил тебе инструктор по вождению.

Крупное пестрое яйцо дикой лесной курицы – тетерки.

Я задумалась. О чем можно заговорить с этим молодым человеком? Как найти его близких, родных, родителей, друзей? Какой работой он занимался?

- Руский. Русичи мы.

- Старовер, что ли?

Он пожимает плечами, не вполне понимая вопроса.

- В Иисуса Христа веришь?

Он крестится двумя пальцами:

- Храни, нас Иисусе, от волков и нечистой силы лесной!

Я невольно смеюсь.

- Так у вас и нечистая сила есть?

Лицо парня на миг шевельнулось, как будто он силился вспомнить что-то близкое, важное... Потом снова расслабилось.

- Да успокойтесь! И не надо хватать меня за пуговицу! Очнулся Ваш задавленный. Жив. Даже здоров - с точки зрения тела. Вообще это удивительно - у него нет ничего серьезного, - ни шишки на голове, ни следов удара. Маленькая ссадинка на руке и всё!

- Так с ним всё в порядке?

– Рано еще! Вот в храме посвящение пройдешь - тогда и можно будет.

– Спасибо, дядя Стас!

Автор этой истории Евгений Витальевич Туголуков, более известный среди любителей русской интерактивной литературы как Korwin.

Сайт Квесты Корвина

Блог Korwin'a

Ваша мощная машина. Папин подарок.

ПРОЛОГ

Ночь. Лес. Босые ноги привычно ищут ровное место без колючек и сучков. Вздох ветерка доносит странный запах. Лес кончился. Странная широкая просека, покрытая сверху камнем.

Korwin & Jenny представляют

Об авторе этой истории

Об этой истории

Инвентарь

Повесть в трех частях с прологом и эпилогом

(содержит эротические моменты)

Эта интерактивная книга-игра написана на КРИЛ-2012

Настоящий рай - потерянный рай. Марсель Пруст

Побег из рая

Несколько больших кусков бересты.

У ЛилиУ ЯраЛили и Яра с собой ничего нет.: Range Rover Топор Копье Нож Железо Оберег Береста Смола Лодка Рыбка Меч

Рогатина – короткое, крепкое и острое копье с широким стальным лезвием.

Берестяная лодка. Старая, слегка дырявая.

Изящный и длинный клинок, острый как бритва. Излюбленное оружие.

Обыкновенный тяжелый и острый кованый нож. Длиной в две мужских ладони.

Плоская серебряная рыбка длиной с палец.

Большой комок смолы. Отлично подходит в качестве клея.

ЧАСТЬ 1: ЧЕЛОВЕК НИОТКУДА

В жизни есть лишь одно счастье

- любить и быть любимой. Жорж Санд

– Гад! Козел! Ублюдок!– Негодяй! Подлец! Сволочь! А я? Зачем я ему поверила! Дура! - слезы наворачиваются на глаза и мешают видеть дорогу и приборную доску.

Машина шумит, рассекая ночь. Темные деревья становятся на миг зелеными, попадая в свет фар на поворотах, и тут же снова исчезают во тьме.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ПОБЕГ ИЗ РАЯ

Приблизиться к цели- еще не значит достигнуть ее:не дойдя одного шага,можно встретить пропасть,которую не перейдешь.Л.Бланки

Светило летнее солнце. Жужжали шмели на цветах шиповника. Коровы сонно жевали траву и время от времени перекликались зычным "Мууууу"! Под обрывом чуть журчала речка Светлая. Если лечь на обрыв и посмотреть вниз, то в прозрачной воде можно было увидеть жирных карпов, стоящих головами против течения.

Яр сидел на обрыве, свесив босые ноги и беседовал с Михой.

- Миха! Как ты думаешь, а человек может летать как птица?

Яр и Лиля в третий раз на том же месте. Яр осторожно ступает по дороге, присматривается и принюхивается. Наконец находит какие-то чуть-чуть примятые травы на обочине и говорит: "Я пришел на дорогу отсюда." Поставив машину на обочину, и включив сигнализацию, Лиля идет за ним.

Лиля заглядывает внутрь. Темно. Сухо. Пусто. Ничего интересного. Зайти самой? Пусть Яр зайдет сначала один? Войти вместе с Яром?

Лиля и Яр вернулись в город. Они еще не раз пытались вернуться - но, как ни странно, больше не смогли найти ни тот дольмен, ни даже овраг! Потом Лиля помогла Яру сделать документы. Устроила на работу - сначала в город, курьером в редакцию. Но ему эта работа через год надоела. Потом она помогла ему устроиться Яру лесником. Они встречались время от времени, но с течением лет всё реже, и реже.

Это вполне неплохой, но не самый любопытный

КОНЕЦ ЭТОЙ ИСТОРИИ

А ведь другой вариант был так близок, так возможен!

Яр идёт быстро, ступая по лесным травам и колючкам совершенно бесшумно. Оказавшись в лесу он преобразился - спокойный, уверенный. Вскоре они подходят к овражку, заросшему лесом и спускаются в него. Еще пара сотен метров – и перед ними заросшее травой скопление каменных плит, с небольшой дыркой.

- Так это же дольмен! - воскликнула Лиля. - Откуда? В наших-то краях?

Лиля снимает с себя всё железное и тщательно прячет под кустом, чтобы случайные прохожие не нашли. Потом они с Яром снова возвращаются в дольмен.

Ничего не происходит. Голова не кружится. Мир не качается.

- Яр, а может нужно слова какие-то сказать, чтобы твой оберег сработал? Или прийти в определённое время, например в полночь? Или потереть его?

Яр потёр оберег. Покачал. Подул на него. Ничего не случилось.

- Пойдём наружу, что ли? - грустно говорит Лиля. - Жаль, что не получается. Так хотелось увидеть эту твою Заморку!

Алтарь сделан из массивных каменных плит. Камень древний, намного старше кирпичных стен. На его крышке Яр с удивлением видит тонкий рисунок пирамиды на фоне солнца

- Нет, что ты, Яр! - замахал руками отец Александр! - Вразумись! Нельзя уходить из Заморки. Бог хранит нас от зла мира, а мир от зла, которое храним мы! Не могу я тебя на это благословить!

- Вот неугомонный! Только посвященный на алтаре в храме знает как уйти и может это сделать. Но во-первых, посвященный просто не захочет это делать! А во-вторых, никакое оружие нельзя вынести из Заморки, и оказавшись во-внешнем мире без оружия, ты непременно погибнешь, столкнувшись с драконом!

- Ну, не хотите помочь - так и не надо! Уйду сам! А за совет - спасибо!

- Тебе разве в детстве не говорили? Мир вокруг нас полон нечистой силы! Самые слабые из злых духов допущены в Заморку, чтобы своими мерзкими пакостями предупреждать нас о том зле, которое снаружи! Любой, кто уйдет из Заморки во внешний мир, откроет злу дорогу!

- Я никому не скажу путь! Никакому злу!

- Ты не сможешь! Разве забыл? Страшный дракон кружит вокруг наших лесов. Всякий, кто его увидит, потеряет волю, и память!

- Что за детские сказки, отец Александр! Почему вы не говорите мне правды?

- Потому что ты - еще маленький! И глупый! - отрезал отец Александр, гневно глядя на Яра.

Со всех ног Яр побежал в деревню, чувствуя подступающую слабость, головокружение и тяжесть в ногах... Священник молитвой и лекарствами сохранил ему жизнь, но покинуть Заморку Яру не удалось.

Яр говорит:

– Я хочу увидеть другие места. Благословите меня на дорогу, отец.

– Почему нельзя уйти из Заморки?

– Как можно уйти из Заморки?

Нет, забирать отсюда ведро и верёвку не надо. Они общинные! Хочешь напиться – пожалуйста!

В деревне, в густых кустах у частокола, у самой дырки, отлично видно знакомую улицу и свой дом.

Ворота Заморки запираются сразу, как только солнце коснется края леса. Поэтому рассчитывать на них вечером не стоит. До захода все жители деревни торопятся вернуться домой.

Горелая улица отличается более новыми домами, сложенными преимущественно не из бревен, а из камней и земли. В конце улицы находится кузница, которая и была причиной злополучного пожара лет двадцать назад. Как называлась Горелая до этого - неизвестно. Как и все улицы в Заморке, Горелая выходит на площадь.

Высокий частокол вокруг деревни выгорел от солнца до светло-серого цвета. Его подножие скрывается в колючих кустах ежевики, окружающих всю деревню. Яр знает, что именно в этих кустах, есть отверстие, невидимое со стороны. Одно из бревен снизу сгнило и образовало известную тебе дырку, через которую в любой момент можно войти и выйти из деревни, минуя ворота.

Яр осматривает берег, смотрит на частокол вокруг деревни на другом берегу и ничего не понимает! Это же – Заморка! От которой он уплыл два часа назад вниз по реке! Как так может быть? Как может река, идя все время в одну сторону, принести его назад?

Миха берет железки Яра на хранение.

- Вот твоя рогатина здесь полежит.

- Топорик не игрушка, дети! – Миха взмахивает рукой и топор глубоко вонзается в деревянную колоду. Мальчик лет десяти пытается раскачать топорище, но не может его даже пошевелить. Миха сердится и грозит шалуну: – Не балуй!

Миха уважительно осматривает нож Яра. Задумчиво трогает лезвие пальцем. Достает из-за пазухи камешек, начинает править и точить лезвие.

- Не волнуйся, Яр! Я за ними присмотрю. Возвращайся!

- Ну, ты силён, Яр - восхитилась я. - Против дракона - с голыми руками! Силён, хоть и дурак! А если бы я не успела затормозить? Тебя бы просто по асфальту размазало!

- Я очень испугался. - охрипшим от непривычно долгого рассказа и заново пережитого ужаса говорит Яр. - Вспомнил детские сказки про дракона, охраняющего Заморку, про то, что если человек его встретит, то потеряет память. Подумал про то, что если память потеряю, то даже маму не узнаю... А дальше - ничего не помню. Только твоё лицо.

- Ясно. Яр, у меня есть мысль. Давай-ка ляжем сейчас спать. Не знаю как ты, но я сейчас бы все сокровища мира променяла на подушку! Я постелю тебе на диване, а себе на раскладушке. О'кэй?

- Окэй! - подражая мне, отвечает Яр и зевает.

Яр пробирается вперед, напролом, через кусты. И увидел странное сооружение из массивных каменных плит. В нем видна дыра. Вернуться назад?

Яр стоит на другом берегу, у подножия крутого холма, именуемого Баран, за сходство с головой барана. К северу от него находится пологий холм Шептун, а к югу - круглый холм Лысый Череп, на котором ничего не растёт. Внизу виднеется брод через реку. Рядом с бродом - ивовые кусты.

Чтобы попасть на другой берег, к подножию Чародейских холмов, надо перейти реку вброд, справа от мостков.

Яр протиснулся в дыру. И внезапно увидел внутри дольмена еще одно отверстие - с другой стороны! Внутри было пусто и скучно. Яр подумал, что не зря кузнец спрашивал у него именно небесное железо. Но кузнец больше ничего не расскажет. А отец Александр? Рогатина еле еле поместилась внутри. Яр почувствовал, как пульсирует оберег на груди и кружится голова, словно дольмен качается! Схватить оберег рукой!Внутри было пусто и скучно. Выйти?

- Какой такой сон? - Миха сосредоточенно приделывает страшилке третью ногу - а может быть, хвост, чтобы стояла устойчиво, и потому слушает в пол-уха.

- Такой! Как будто я иду по большой-большой деревне! Там домов может быть десять раз по сто, а может быть даже и сто раз по сто! И дома все - из камня! И улица покрыта камнем! И по ночам там - светло!

- Ночью темно - равнодушно говорит Миха, вставляя страшилке глаз - зеленый прозрачный камешек.

Яр стоит за околицей. За спиной - городьба вокруг Заморки. Впереди - лес. Справа - болотистая низинка. Слева - знакомый луг, за которым течет река. Над головой - вечернее небо.

Закатная - родная улица Яра. Она лучше всех освещается заходящим солнцем, здесь каждый двор и огород были изучены в детстве, здесь росли твои друзья и соперники. Здесь жил отец. Отсюда видно и деревенскую площадь, и свой дом, и чуть покосившийся на обрыве частокол.

Родная деревня Яра - Заморка. Родная и единственная. Единственная известная ему. Исхоженная вдоль и поперек, излазанная еще мальчишкой до последнего кустика. Он знает всех жителей в трёх сотнях домов Заморки. Знает по имени каждую корову с каждого двора. Знает, любит... и ненавидит. Потому что немыслимо человеку быть ограниченным, и не иметь возможности узнать что-то за пределом раз и навсегда очерченного круга!

- Миха! Постой! Ты где такой камешек взял?

- В реке нашел, а что?

- Ты вообще когда-нибудь такой видел?

Миха задумчиво смотрит на прозрачный зеленый камешек, величиной с крупную бусину, и пожимает плечами.

- Такой - нет. А прозрачные окатыши в верховьях реки иногда попадаются.

- Откуда они берутся?

- Не ведаю. Река приносит. Тебе-то что?

- В моем сне в окнах домов были не бычьи пузыри, а вот такие прозрачные камни! Очень большие! - Яр показывает размер, широко разводя руки в стороны.

- Не, таких больших в реке не бывает - говорит Миха, продолжая строгать страшилку. Похоже, его ничем не проймешь!

Земляная улица вся состоит из землебитных и саманных домов, крытых дёрном. Весной все крыши покрыты зеленой травой - это очень красиво. Здесь живут землепашцы, чьи поля и покосы расположены между Заморкой и южными холмами. Как и все прочие улицы, Земляная идет к площади. Из того же окна теперь доносится:

- Спать пора! Ложись! На улице уже темно!

- А мама где?

- А мама пошла за папой! Хватит ему в общем доме квас пить!

Проходя по улице, Яр вдруг слышит из открытого окна дома, как мальчик рассказывает сестренке старую страшилку:

- А вкруг деревни нашей дракон ходит! Того, кто из деревни уйдёт, он съест. А если не съест, то коснётся лапой и беглец всё равно от страха ума лишится и всё забудет!

- Ой!

Яр улыбается. Конечно, никаких драконов нет! Хотя... Из Заморки, собственно, никто и не уходил вроде. Но с охоты люди, порой, не возвращались...

Сейчас здесь нет ничего интересного.

Яр собирает несколько ягодок и отправляет в рот. Раздавливает их языком. Кисло-сладкий вкус земляники радует свежестью.

В ивовых кустах ничего нет.

В ивовых кустах Яр нашел лодку.

Потемневшие иконы с ликами святых по-доброму внимательно смотрят на Яра.

- Тебе виднее! - отвечает Миха, и, как тебе кажется, ехидно улыбается.

Яр залез на выступ и увидел сверху какую-то каменную постройку в чаще между холмов.

Круглый, облицованный камнем колодец. На краю - ведро на длинной веревке. Неподалёку от колодца, окруженный детворой, сидит Миха. Четыре улицы отходят от площади во все стороны.

Яр пошарил под корнями. Там определенно есть что-то - большое и твердое. Но корни пня мешают это что-то достать!

Обрубить корни топором!

Из-под этих корней Яр достал кусок небесного железа. Теперь тут просто грязная яма и никуда не годные щепки.

Яр отдает Стасу кусок холодного небесного металла. Тот восхищенно рассматривает его и бережно завертывает в тряпицу. Потом достает откуда-то маленький, позеленевший от времени бронзовый оберег с изображением круглоголового человека.

– Держи, Яр! Мне эта штука ни к чему, а тебе пригодится. Она многое может - но только в руках посвященного. А тебе до посвящения еще год остался.

– Так не могу я год ждать!

Яр входит в кузницу. Кузнец – дядька Стас, отличается могучим сложением и разговорчивостью. Увидев Яра, он, продолжая бить молотом по лемехубросив раскаленную заготовку в масло для закалкипродолжая раскачивать меха у горнадопивая кружку прохладного квасаутирая пот со лба, спрашивает:

– Зачем пожаловал, добрый молодец?

– Хочу уйти из деревни, Стас.

– Привет, Яр! Ты нашёл небесное железо?

– Нет.

– Да.

– Привет, Яр! Ты что тут без дела ходишь?

– Да просто сказать спасибо забежал! Пока!

Знакомый с детства дремучий лес. Сначала, ближе к деревне, растут березы, да осины, потом все чаще встречаются сосны да ели. Яр стоит на небольшой полянке, покрытой кустиками земляники.

Это починенная берестяная лодка, легкая и юркая. Отлично подойдет для путешествия по реке!

Это старая берестяная лодочка. Она явно рассохлась и потрескалась, и нуждается в починке. Яр знает и эту лодочку, и ее владельца, деда Осипа. Он еще в прошлом году сделал себе новую, а эту хотел было пустить на растопку, да видать, отдал внукам - с горок кататься. Они и забросили ее зимой в кусты. Кажется, сейчас она никому не нужна.

- А если взять смолы, да берёсты, то можно и починить! - думает Яр.

Смола есть!

А бересты нет! Какая досада!

Береста тоже есть! Можно чинить лодку!

Береста есть, а смолы нет! Где бы ее взять?

Извилистая ложбинка между холмов вся заросла лесом. Узкая, заросшая травой тропинка ведет между деревьев на холм Лысый Череп. Другая ведет поднимается на холм Шептун. И третья поднимается на холм Баран. Между кустов видно просвет и чуть заметное скопление камней

Хорошо знакомый луг, куда Яр почти ежедневно гоняет пастись коров из деревни. Вдоль луга, в лес течет река. За рекой поднимаются холмы. Пахнет луговыми травами, чабрецом и коровьими лепешками.

Лысый Череп - самый высокий и неприступный из трех холмов. Здесь нет ни одной травинки. Его круглая вершина совершенно пуста, лишь лишайник растет в трещинках, питаясь сыростью. Только здоровенные, величиной с кулачок ребенка, каменные слизни ползают по его вершине, питаясь лишайниками. Внизу виден лес и берег реки.

Миха строгал ножом подобранную в лесу корягу, пытаясь сделать из нее страшилку для младшей сестренки.

- Думаю, нет. Если бы мог, крылья бы имел.

- А я думаю, может. Видел, блуждающие звезды в небе?

- Ну, видел!

- Я так думаю, это люди в других местах душой чистые, бога попросили, и он им летать разрешил!

- Да нету никаких других мест!

- Есть! Я сон видел!

Миха - деревенский дурачок. Он старше тебя... честно говоря, вряд ли кто-то задумывается сколько ему лет. Говорит он вполне разумно, но никогда не делает то, что ему говорят или то, что нужно – только то, что он сам хочет. За это жители деревни считают его дурачком. Яр его считает одним из умнейших людей в Заморке.

Долгие деревянные мостки идут почти на середину реки. Все знают, что под ними - довольно глубокая яма. Переходить реку надо справа или слева от мостков.

Яр нырнул и достал до самого дна. Водяной показал ему поднятый вверх большой палец и уплыл!

Больше на дне ничего интересного. Пора наверх!

И тут Яр понял, что с топором ему обратно не вынырнуть! Пришлось выбросить и поскорее выныривать!

На самом дне Яр замечает что-то блестящее.

- Ба, да это ж топор! Тот самый, что дед Осип уронил прошлой зимой в прорубь на крещение! Яр выныривает уже с топором.

Этим же вечером Яр стал собираться в путь. Взял узелок с едой, нож, рогатину. Написал на куске берёсты записку маме. И ушел огородом за околицу деревни.

Яр выбрался из дольмена - и не узнал местность вокруг себя!

Чужой лес.

Чужие звуки.

Чужие запахи.

Босые ноги привычно ищут ровное место без колючек и сучков. Вздох ветерка доносит странный запах. Лес кончился. Странная широкая просека, покрытая сверху камнем. Приближающийся шум. Два светящихся глаза в ночи. Дракон? Боевая стойка. Визг. Удар. Боль. Тьма.

Болотистая низинка покрыта зарослями рогоза, кочками и чахлыми болотными цветами. Посередине стоит старый корявый пень. Дальше она превращается в непроходимое болото. Отсюда одна дорога - назад, к частоколу.

Яр ныряет на глубину. Под водой он различает неясный силуэт водяного - тот как будто играет с Яром, приглашая нырнуть еще глубже. Воздух в легких еще есть, но может, пора на поверхность?

- Хе-хе! - хмыкает Навка. - Знаю. Двадцать лет назад в мое болото упал камень с неба! Железный камень! Мне он ни к чему, забирай! А то из-за него в моё болото чуть не каждое лето стали молнии попадать - всех лягушек побили. Я его тут под дерево затолкала - так молния мне любимое дерево разбила! Забирай, коли вытащишь!

- Спасибо, тётушка!

- Ква тебе! Выдумал - тётушка! Да я тут жила, когда еще твоего деда на свете не было! Глянь, что, правда, так молодо выгляжу?

- Правда, правда! У тебя голос молодой и красивый!

... На самом деле, опытный пастух Яр вряд ли бы полез голой рукой в старое дупло в той низинке.

С неба, из невообразимой высоты, глазами звезд на тебя смотрят духи предков. Одобрительно? Осуждающе? Кто знает...

Яра всегда интересовало, погаснет ли когда-то неугасимая лампада? Но она горит всегда, освещая приятным желтым светом храм вокруг алтаря.

Выбравшись на сухое место, Яр сильным ударом ножа отсек себе палец и забинтовал руку лоскутом своей рубахи... В любом случае, выбраться из Заморки сегодня - не удалось!

При помощи топора Яр обрубает корни и достает из под корней грязный, тяжеленный кусок металла.

Яр сделал несколько шагов налево от мостков - и ухнул в омут! Не успел он выплюнуть воду изо рта, как цепкие холодные пальцы ухватили его за лодыжки и потянули вниз!

- Водяной! - испугался Яр. - Что делать?

Ударить ножом? Ткнуть рогатиной? Нырнуть?

Яр отходит от пня, успокоившаяся гадюка прячется в дупло. И вдруг сзади он слышит хихиканье Навки, болотного духа. Вот нечистая сила! Что же делать?

Повернуться и встать в боевую стойку с оружием в руках? Поздороваться? Или перекреститься и трижды сплюнуть через левое плечо?

Отец Яра был известный всей деревне охотник, весельчак и балагур, вместе с братом-близнецом Георгием. Они были любимы всей деревней, и на праздниках частенько веселили народ шутками. Пока не встретились однажды зимой с медведем-шатуном, который и порешил обоих.

Подсобное помещение оказалось заперто. Видимо, расстроенный беседой отец Александр не хочет тебя видеть. Или ушёл в общинный дом выпить пива. Вернуться.

Яр вошел в скромную келью отца Александра. Седой старец приветлив:

– Здрав будь, Яр!

– И ты будь здрав, отец Александр!

– Травы мои пить будешь?

– Благодарю, не стоит, отец. Я спросить хотел...

– Так спрашивай! - улыбается священник.

Яр вернулся домой и решил, что уйдет повидать дальние края как-нибудь в другой раз... На следующий год он женился, а потом родились дети - и стало совсем уже не до странных снов и диких мечтаний. Он прожил жизнь спокойно, долго, и наверное, счастливо...

И это вполне обычный

КОНЕЦ ЭТОЙ ИСТОРИИ

Яр прикасается к рисунку рукой и внезапно с щелчком крышка алтаря сдвигается вниз, открывая светящееся отверстие. Яр смотрит внутрь, но из-за света в глаза ничего не может разглядеть. Закрыть крышку? Или сунуть внутрь руку?

Яр стоит на деревенской площади, у колодца. Здесь же, напротив друг друга стоят храм и общинный дом. Сюда сходятся все 4 улицы деревни: Земляная, Горелая, Солнечная и Закатная. Твой дом - как раз на Закатной.

Яр повернулся и увидел Навку. Она была симпатична лицом и при этом невообразимо несуразна телом и смешна. Яр засмеялся. И смеялся. И смеялся.

Он до сих пор ходит на луг пасти деревенских коров. И до сих пор смеется. В деревне говорят, что теперь у нас два дурачка – Яр, да Миха.

Хотя на самом деле, деревенский мальчишка Яр с детства знал, что смотреть на Навку нельзя!

- Здравствуй, Яр! - говорю я и жму ему руку. - Меня зовут .

- И ты будь здрава, ! - улыбается Яр, но руку не убирает.

Яр берет комок смолы себе, завернув его в лист лопуха. Пригодится!

- Ух, ты! А я и не знала! - радуется Навка и вдруг целует Яра холодными мокрыми губами в щеку!

- Брысь, нечистая сила!

- Спасибо, тетушка Навка!

Яр с опаской опускает руку в алтарь. Сначала он ощущает странный холодок в руке, потом жар. Потом все тело пронзает резкая судорога, из глаз брызжут слёзы и Яр падает на пол. Крышка алтаря сама встает на место с глухим щелчком.

Когда Яр приходит в себя, он всё еще в храме. В голове звенит. Легкое головокружение и шум в голове. Яр с удивлением смотрит на руку – по ощущениям, он думал, что она сгорела. Рука совершенно цела.

Яр сунул в дупло нож и услышал изнутри злобное шипение! Ага, это болотная гадюка! Убить гадину или оставить змею в покое?

Яр сунул руку в дупло и тут же отдёрнул ее от резкой боли! Змея! Она успела укусить его за палец! Отрубить палец или бежать в деревню, к священнику?

Река Светлая течет вдоль частокола Заморки, потом вдоль луга и каменистых холмов на другом берегу, а потом, извиваясь, исчезает в лесу. От берега отходят мостки, с которых частенько старики удят рыбу, а бабы стирают.

Миха любит вырезать из дерева разные фигурки. Во многих домах стоят на полках его чудики - обереги от нечистой силы. Эта страшилка особенно удается ему - то-то сестренка Ната будет рада!

Яру больше не интересно это дупло! И эта дурацкая низинка!

Яр заинтересовался дуплом. Чем его проверить? Ножом или рукой?

Идти домой? И отказаться от мечты увидеть другие края? Яр так уже поступал раньше! На этот раз, хочется все-таки вырваться из заколдованного круга!

Солнечная улица. Она идет от площади на полдень, и днём всегда освещена лучше всех. Сейчас людей на улице не видно - все или разошлись по домам, или отдыхают в общинном доме. В том месте, где Солнечная улица выходит на площадь, стоит храм.

Сосны и ели растут всё гуще и гуще, их колючие ветки смыкаются вместе, но Яр отважно пытается пробиться впёред.

На одной из сосен Яр находит порядочный потёк смолы.

Наконец, впереди виден просвет.

У Яра уже есть кусок берёсты. Зачем портить дерево без необходимости?

Яр отрезает ножом большой кусок берёсты. Пригодится. На растопку, на записку, или ещё куда!

У отца Александра есть несколько книг, по которым он учит детвору закону божьему, устройству мира, земли и неба, грамоте и математике. Они написаны старым языком, которого Яр не знает. Но рассказы отца Александра Яр слушать любил и в детстве, и сейчас.

Яр по кочкам добрался поближе. Да, здоровенный старый пень с дуплом и корявыми корнями - остаток разбитого молнией дерева. Странное дерево... Яр никогда не видел в жизни, чтобы молния ударила в низину!

- Ква-ква-ква! - противным лягушачьим смехом смеётся Навка. - Уел меня, паршивец! Ну так слушай! Это вы, люди замкнули мир вокруг вашей проклятой Заморки в кольцо! У людей и спрашивай дорогу!

- Вот как? Благодарствую, тётушка!

Ответом была тишина.

Навка гладит Яра по спине, по плечам, касается шеи – Яр терпит. Навка обнимает его сзади, трогает ему грудь и живот, спускается к ногам, но Яр, закрыв глаза, и сжав зубы, терпит. Навка внезапно хрюкает ему в ухо, но он выдерживает и это.

- Молодец. Храбрый. И змеюшку мою пожалел, не тронул! - довольно говорит Навка. - Говори, чего хочешь? Чем могу тебе помочь?

- Хочу выйти за пределы заколдованного круга из Заморки!

- Не знаешь, где найти небесное железо?

Старый, но вполне исправный топор, найденный тобой в омуте.

Яр убивает змею. И слышит за спиной недовольное ворчание Навки.

- Чем тебе змеюшка помешала, Ирод?

Повернуться? Сплюнуть трижды через левое плечо?

Яр с некоторым трудом вскарабкался по узкой тропинке на крутой "лоб" холма Баран и оглядел окрестности. Сверху видно далеко: и синий лес, и зеленый луг, и речку, извивающуюся между холмов, и вся Заморка как на ладони! Красиво! Справа и слева видны каменные выступы - "рога" Барана. Тропинка спускается в ложбинку между холмов.

Деревенский храм. Там всегда уютно. В жару – прохладно, в холод – тепло. Днём – полумрак, а ночью светло от негаснущей лампады. У храма, в подсобке постоянно живет отец Александр. Он молится за всех непутёвых жителей деревни перед Светлым Иисусом и богородицей, Девой Марией. С ним интересно, он много знает и умеет лечить болезни. У него есть старые книги. Только жалко, что он всех лесных, и горных, и домашних духов считает нечистой силой и посланниками зла. И совсем-совсем не умеет с ними договариваться. Точнее, не хочет. А они в отместку всяко подшучивают на отцом Александром, когда он покидает храм.

То ли и вправду пойти к нему, спросить совета? Или пойти на площадь?

- Ишь ты, судьбу найти! Тебя что, маленького не учили, что судьба человеку свыше дадена? Молодо-зелено!

- Так ведь сидя только в болоте, лес не узнаешь?

- Ишь ты! А у нас тебе чем не нравится? Погода хорошая, урожаи славные, почти никто не болеет, живете по сто лет?

- Хочу другие места поглядеть, себя показать, судьбу свою найти!

Каменистые холмы, поросшие лесом, окружают Заморку со всех сторон. Если пойти туда, за восточные холмы, то рано или поздно спустишься с холмов западных. Отсюда холмы видно - но они еще далеко.

Листва берёз, растущих на холме Шептун постоянно шелестят от ветра, как будто деревья что-то шепчут друг другу. Поэтому его так и прозвали. Сам он пологий, но края Шептуна - обрывисты. Единственная тропинка ведет назад, на берег реки. Срезать кусок бересты с дерева.

Навка затихла и более не показывалась. В дупле Яр нашёл странный кусок металла, похожий на серебряную рыбку. И пошел из низины обратно, к частоколу.

Яр не спеша заклеивает дыры берестой. Получается не слишком прочно - лучше было бы сшить, но для одного путешествия подойдет! Теперь можно отправиться в путешествие или просто пока оставить лодочку в ивовых кустах.

– И получается? - смеется Стас.

– Не очень. Скажи, это вообще возможно?

– Всё возможно... если человек очень хочет. - задумчиво говорит кузнец. - А зачем тебе это надо?

– Хочу другие края увидеть!

– Я во сне видел другие места. Хочу живьем поглядеть!

– Что же, цель достойная! Но достоин ли её ты? - Стас внимательно смотрит в лицо Яру. Яр выдерживает взгляд, и Стас смягчается. – Слыхал я, что из Заморки есть четыре дороги, но мне известна лишь одна. Принеси мне кусок небесного железа, и я тебе открою дверь наружу!

– Спасибо, дядя Стас!

– Да не за что! Оставь дверь открытой, когда пойдешь на улицу – жарко!

– Ишь, какой прыткий! - смеется Стас. И я таким был... когда-то. Ладно, все люди – братья, и должны помогать друг другу. Поищи с оберегом дорогу между холмов. А больше я ничего тебе не скажу!

– Почему?

Земля как будто ушла из под ног при словах Лили. Зеленый свет в дырке мигнул и стал ярче. Очухавшись, Лиля и Яр вышли наружу.

Яр лежит без сознания. Но дышит, правда очень тихо и неровно.

Ворон грубо отталкивает Лилю от Яра и срывает с его шеи медальон-оберег.

Лиля делает попытку напасть но Ворона, но он с усмешкой отбрасывает ее на траву - очень резко и больно!

- Вот так так! - обрадовалась Лиля! - Получилось!

- Получилось... - обрадовался Яр.

В дольмене что-то зашуршало. И оттуда вылез давешний дядька с тросточкой, который рассматривал Яра на улице. Только на этот раз он был с той же тросточкой, но в пятнистом маскировочном костюме.

Лиля прокричала так громко, что с дерева рванулась в небо перепуганная сойка. Воронцов проводил её взглядом и повернулся к девушке:

- Вы всерьез полагаете, что в этом глухом месте Вас услышат и придут на помощь? Весьма наивно! Ваш деревенский рыцарь лежит без сознания. Других изменников тут нет. Так что сейчас я совершенно спокойно вас обоих отведу назад и передам трибуналу Ордена меча. А потом вернусь сюда с подкреплением, и могу Вас заверить, мы перевернем здесь всё до последнего камешка и найдём Око Лугоса!

- Яр не изменник! - крикнула Лиля.

- Изменник. Они все тут изменники и еретики. Все местные жители это потомки отщепенцев, изменников орденов, которые похитили Око Лугоса и спрятали его для себя. Все они приговорены Орденом Огня к смерти. Думаю, даже руководство других орденов сочтет наше решение справедливым.

- Господи! Да откуда Вы взялись, Николай?

- Око Лугоса? Что это такое? - спрашивает Лиля.

Воронцов удивлён.

- Как? Вы не знаете? Зачем же Вы сюда полезли?

- Не знаю! Я сюда пошла из-за Яра, помочь ему вернуться домой. Ну еще из любопытства.

- Странно... - в раздумьи говорит Воронцов. - Неужели Ваш дед перед смертью сказал правду и Вы действительно ничего не знаете?

- Вы знали моего деда?

- Ну, конечно! Ведь это я его поместил его в психушку, а потом организовал ему хорошую, легкую смерть от снотворного! - усмехается Воронцов. - Он никак не хотел поделиться со мной некоторой ценной информацией. Впрочем, я ее всё равно узнал, как видите.

– Негодяй! – кричит Лиля и бросается на Воронцова с кулаками.

– Почему вы мне всё это рассказываете? – с ужасом спрашивает Лиля, чувствуя, что знает ответ.

– Просто потому, что Вы мне не нужны, а двоих мне не утащить. - спокойно говорит Ворон. Его глаза совершенно холодны и безжалостны.

– Чтоб ты сдох! – в ярости, чувствуя, как ненависть переполняет ее, кричит Лиля!

– Сначала догони! – выкрикивает Лиля, срываясь с места в беге.

Яр привёл людей из деревни и всё рассказал. Отец Александр помолчал, осенил себя крёстным знамением и промолвил над телом Воронцова:

- Это был плохой человек. Но и он заслуживает погребения.

Воронцова похоронили и отпели.

Потом Лилю отвели в деревню и покормили. Еда была исключительно вкусной. Натуральные продукты - решила она. Потом была беседа с Александром, Стасом и Михой - они оказались главами орденов Пирамиды, Молота и Ключа в Заморке.

- Око Лугоса - глаз Балора, существа, жившего между миров. Его племя - фоморы, - могли жить в мире людей и в мире эльфов одновременно. Оно может открывать дорогу в мир эльфов. - сказал отце Александр.

- Наши предки поняли, что Око Лугоса не может быть найдено, пока ордены сражаются друг с другом. - добавил кузнец Стас. - К счастью, они вспомнили, что все люди братья и снова образовали Союз четырёх. И нашли Око Лугоса.

- Но чтобы оно не попало в чьи-то алчные руки - сказал Миха, - наши предки воспользовались его же силой, чтобы уйти в тонкий мир эльфов. Они перенесли туда целую деревню и назвали ее Заморока - чтобы объяснить жителям, почему нельзя попасть в другие места.

Как только Миха закончил - продолжил отец Александр. Они как будто старые друзья, знали, когда и кому продолжить беседу.

- Око хранилось здесь сотни лет, своей магией обеспечивая жителям Замороки богатые урожаи и крепкое здоровье. Но ничего не бывает вечным, и мы знали это. Мир изменился. Боюсь, война за Око разгорится с новой силой.

- Понятно. А почему среди Вас нет главы ордена Меча?

А вот это - действительно самый настоящий

КОНЕЦ ЭТОЙ ИСТОРИИ

- А око Лугоса действительно в Заморке?

- Было. - сказал Александр. - Оно не должно попасть в нечистые руки. Если о нём стало известно во внешнем мире, его придётся спрятать в другое место.

- Как получилось, что Заморка отделена от всего внешнего мира?

- Как этот Рыцарь Тёмного пламени смог пронести оружие через дольмен?

И что кричать? Пожар? Грабят? Караул? Помогите? Спасите?

Трудно стоять, когда уже лежишь на траве, не правда ли? И что сейчас делать? Кричать? Молчать?

Лиля стоит, как вкопанная и смотрит, как Ворон обыскивает Яра. Свою шпагу он сунул в ножны за спиной, видимо уже не опасаясь девушки. Да и что тут можно сделать - рыцарь на голову выше и гораздо тяжелее её! Разве что заорать?

- Я? Я работаю в той самой больнице, куда Вы привезли этого глупого молодого человека! Факт амнезии установил именно я. Именно я обратил внимание на медальон Ордена Ключа. Именно я посоветовал доктору спросить, где Вы откопали этого молодого человека. Я был немало поражен, узнав Вашу фамилию - ведь Ваш дед мой старый знакомый. После того, как Вы вернули Яру память, отнятую охранным заклинанием, я уже не мог Вас отпустить просто так. И установил в Вашу машину радиомаячок и жучок. Потом пришлось провести ночь на дереве, за Вашим окном с чувствительным микрофоном в руках. Но оно того стоило, согласитесь! Видите ли, мы, рыцари темного пламени, не чураемся ни современной техники, ни старинных заклинаний.

- Вы чудовище!

- Я знаю.

Лиля помолчала. Долго. Секунд десять. Но её характер требовал действия! В конце концов, если молчать, Воронцов просто убьёт и всё!

Крикнуть?

- Отец Яра был главой ордена. Когда-нибудь, возможно Яр станет тоже. - ответил Стас.

Лиля удивлённо посмотрела на Яра. Он – на неё.

- А что будет со мной?

- Око Лугоса мы спрячем в другом месте, во внешнем мире. А путь в Заморку через дольмены будет уничтожен, чтобы сбить злодеев, жаждущих власти с толку. Поэтому ты должна выбрать - вернуться в свой мир, к своим родным, друзьям и привычкам - или остаться с нами в Заморке. Тот и другой выбор - наверное, навсегда.

И Лиля сделала свой выбор.

- О, это очень хороший вопрос, ! - говорит Стас. Дело в том, что дольмен на самом деле не пропускает железо, сталь, медь и прочие металлы и сплавы - подвергнутые термообработке! По какой-то причине, нами еще не понятой до конца, дольмен "не возражает" против холодного железа - металла, обработанного холодной ковкой. Обычное железо так обработать очень трудно. А вот небесное, метеоритное железо - можно.

- Вы хотите сказать...

- Да. Меч Ворона был сделан из метеоритного железа. Он действительно хорошо подготовился, поэтому мы и решили, что за спиной у него сильная организация. И в ближайшее время начнутся весьма активные действия с их стороны.

- Будет война?

- Ну, война, не война, а попытки к нам влезть будут. Проход узкий, и мы его контролируем, а внезапно уже напасть не выйдет.

Яр зашёл в дольмен. Повозился. Потом внутри что-то хлопнуло. Заглянуть внутрь?

Лиля зашла в дольмен. Осмотрела пустую каменную каморку. Зигзаги, нарисованные на стене. Ничего интересного.

ЧАСТЬ 3: СКРЫТОЕ ЗНАНИЕ

Видение времени широко,

но когда проходишь по нему,

оно становится подобным

узкому коридору. Френк Херберт

Я проснулась ночью. Было непривычно слышать рядом в комнате чужое дыхание. Яр спал тихо, без храпа, но широкая грудь ритмично подымалась. Я шевельнулась - он мгновенно проснулся, пошарив рукой по одеялу, приподнял голову и встретился со мной глазами. Спросил:

– Ты почто не спишь, Лиля?

– Думаю.

– Напугалась очень.

– Замерзла.

Внутри дольмена сидел расстроенный Яр, хлопнувший на щеке комара.

- Слушай, ! Что-то не получается у меня открыть проход! Что делать-то?

- Давай попробуем вместе?

- Давай домой поедем - что-то я уже проголодалась!

Лиля заходит в дольмен вместе с Яром. Уютный зеленоватый свет проникает через отверстие. Но ничего не происходит.

- Яр! А как тут дольмен включается?

- Не знаю. На тебе нет оружия? Или чего-то из железа, обработанного в огне?

- Оружия? Откуда? А вот железа - предостаточно: сотовый телефон, ключи от машины и от квартиры, заколки, люверсы на кроссовках...

- Оставь всё это снаружи.

- Ничего себе! А если из редакции позвонят? Впрочем, ты прав. Просто как-то непривычно оставаться без ключей и без коммуникатора.

- Может быть и слова, - хмуро отвечает Яр. - только в прошлый раз я никаких таких заклинаний особых не говорил.

- Привет, Миха!

- Привет, Яр!

- Миха, отдай мне мою рогатину?

- Возьми, пожалуйста! Интересно, зачем она тебе понадобилась на ночь глядя?

- Миха, дай мне мой ножик обратно?

- Держи! Не порежься только - я его тебе подточил!

- Миха, слушай, дай-ка топорик, тут кое-что срубить надо!

- Башку кому-нибудь не сруби, Яр! Держи!

- Миха, хочешь, свой ножик подарю?

- Нет. Но я возьму его у тебя на хранение. И прочие твои железки - тоже, - серьезно говорит Миха, глядя тебе в глаза. - Возвращайся, Яр!

- Спасибо, Миха. Держи оружие!

- Нет уж, дружище! Как я без оружия в лесу-то?

- Игрушки делаешь?

- Детей воспитываю! Уууу, какая коза!

Дети смеются.

- Пока, Миха!

Яр стал ждать, вцепившись руками в тонкие берестяные борта лодки. Лодка раскачивалась всё сильнее, её крутило и, наконец, несколько раз сильно ударило о камни. Яр вывалился в воду. Полузатопленная лодка унеслась прочь. Бурные волны несли его вдоль берега, поросшего лесом. Топор утонул.

Плыть к берегу?

Вылезти на камни?

Плыть дальше по течению?

Яр довольно долго шёл по берегу обратно, пока снова не вышел на знакомый луг.

Изрядно потрудившись копьем, Яр выбрался на берег. Бурные волны унесли лодочку вниз по течению. Яр осмотрелся. Берег порос густым сосновым лесом. Река дальше идет до края обрыва и ныряет вниз. Можно идти вниз или вверх по течению.

Управляя лодочкой с помощью копья, Яр несколько раз успешно увернулся от столкновений с крупными камнями. Потом поток резко ускорился вперёд, и Яр с ужасом услышал грохот водопада и увидел, что впереди река обрушивается в пропасть! Делать что-то было уже поздно!

Вцепиться руками в борта лодки?

Сжать руками серебряную рыбку и помолиться Водяному?

Яр садится в лодку, и отталкиваясь копьем от близкого дна, плывёт по реке. Течение несет его вдаль от Заморки. Мимо проплывают знакомые места, которые раньше он проходил пешком с ребятами, в поисках грибов. Светлая река петляет между берегов, то ускоряясь в узостях, то превращается в плёс и сонно несет лодочку вперёд. За поворотом река резко ускоряется, начинает шуметь и волноваться. Белая пена поднимается на гребнях волн. Впереди, из под пены видны камни. Что делать?

Толкнуть лодку копьем к берегу или, приготовив копье, рискнуть плыть через пороги?

Схватить серебряную рыбку и помолиться Водяному?

Ждать, что будет.

Яр подошел к обрыву. Вода, с шумом и грохотом падает вниз, разбиваясь на тысячи тысяч брызг о камни! Нечего и думать, сунуться туда на лодке – это самоубийство! Обрыв слишком крут и высок, чтобы спокойно спуститься вниз по берегу. За обрывом река продолжает течь между холмов, поросшим лесом. Надо возращаться по берегу назад, вверх по течению.

Яр ждал долго, пока не замерз. Камни слишком далеко друг от друга, чтобы прыгать по ним. Придется всё-таки плыть к берегу!

Яр с трудом, и не сразу смог выбраться на мокрый камень посередине реки. И что теперь делать? Ждать, пока кто-нибудь спасет? Или плыть к берегу?

Яр сильными гребками поплыл к берегу, и, несмотря на бурное течение, успел выбраться до водопада. Теперь можно оглядеться.

Очнулся Яр на берегу. Весь мокрый, продрогший, но, как ни странно – живой. Приподнять голову и осмотреться?

Через несколько мгновений река вынесла Яра к водопаду... И он рухнул вниз, много раз ударяясь о камни, и дно! Это конец!

Яр зажимает в руке серебряную рыбку, закрывает глаза и молится Водяному. Лодку бросает из стороны в сторону, ударяет о камни, потом лодка как будто летит по воздуху... Наконец, Яр чувствует, что лодку внось несет плавная река и открывает глаза...

Яркие лампы слепят глаза. В приёмном покое меня долго расспрашивают, пытаясь понять, кем я прихожусь пострадавшему, и о каком больном вообще идет речь. Наконец, говорят подождать доктора.

Я вернулась домой, выспалась, отдохнула. На следующий день – прекрасно провела время с подругами. В понедельник хотела навестить сбитого парня в больнице, но редакционные дела поглотили всё время до позднего вечера. Во вторник я позвонила в больницу, чтобы узнать о здоровье пострадавшего. Там долго мялись, пытались выяснить, кто я такая, и, наконец, признались, что больной совершил побег из больницы и был насмерть сбит машиной при попытке перебежать улицу.

И это печальный, но вполне возможный

КОНЕЦ ЭТОЙ ИСТОРИИ

...но на самом деле всё было, конечно, не так...

– Замёрзла? Хочешь, одеяло отдам? – (Вот ведь – какой заботливый! И непонятливый!)

– Сам тогда замёрзнешь!

– Я выносливый. Ночью коней пас – не замерз же. На крещение в проруби купался – сначала холодно, а потом тепло стало! У меня кровь горячая!

– Да? Тогда иди ко мне, под одеяло. Согрей меня!

– Думаешь? Ночью? У вас так принято?

– Да нет, ночью спать положено... Просто мысли заснуть не дают.

- Так куда же ты сейчас пойдешь? - спрашиваю я после завтрака.

- Не знаю. Быть может, домой. - растерянно отвечает Яр. - Ваш мир слишком шумный для меня.

- А где твой дом?

- Наверное, где-то неподалеку от того места, где мы встретились? - улыбается Яр. - Я не мог уйти далеко от своей деревни.

- Что же, давай поедем снова и поищем?

Прежде, чем продолжить, пожалуйста, ответьте на три вопроса:

1. Вам нравится рассматривать эротические картинки?

Да – Нет

2. Что такое, по Вашему, секс?

– Грязное занятие!

– Развлечение взрослых людей.

– Способ общения.

3. Вам более 18 лет?

Да – Нет

Благодарю Вас, уровень эротичности квеста установлен на безопасныйнормальныйвысокийстрастный уровень.

Вернемся к моменту на дороге за пять минут до дракона...

– Почему, Лиля? Ведь ничего же не случилось?

– Я напугалась, что мы могли бы никогда не встретиться! И еще – я ведь могла запросто убить тебя на дороге!

Яр залезает ко мне под одеяло, обнимает... Через некоторое время я понимаю, что больше, чем объятий, от него не дождешься! И спрашиваю:

– Конечно! Они же опытные, мудрые, все знают. Просто не все говорят.

– А самому тебе разве никакая девушка не нравится?

Яр молчит и смотрит на меня огромными глазами. Потом говорит внезапно охрипшим голосом.

– Мне ты нравишься...

– Я?

– Ты, Лиля! Можно я к тебе сватов пришлю?

– Яр! Какой ты все-таки глупышка!

– Яр! Конечно, присылай! А сейчас – давай спать!

– Я подумаю... А сейчас – давай спать!

– У меня так тоже бывает. А о чём ты думаешь, Лиля?

– О судьбе. О нас с тобой.

– А того, что мы встретились – недостаточно? – говорит Яр и смотрит на меня в полумраке огромными глазами.

– Не знаю. Но раз встретились – в этом есть смысл! – отвечаю я.

– Давай, – говорит Яр. – Ты – самая лучшая девушка на свете!

Я чуть ворочаюсь, улыбаясь, и наконец, улетаю на крыльях волшебных снов...

– Яр, у тебя девушка есть?

– Нет. Мама еще не сговорилась ни с кем.

– Так у вас родители решают, кто с кем женится?

Я поворачиваюсь к Яру и легко касаюсь его щеки губами... Он хлопает глазами, но видно, что ему это очень нравится! Щека покрыта пушком, и тогда, решившись я целую его в губы!

Я касаюсь теплых, неумелых губ Яра. Они робко раскрываются навстречу моим. Он, кажется, ошеломлен, когда я начинаю играть язычкоми и касаться его языка. Но как же он быстро учится отвечать на эту игру! Я чувствую, как теплая волна от губ снова расходится по всему телу!

– О нас?

– Ведь мы могли бы не встретиться, если бы я ехала быстрее, или медленнее, если бы узнала о... кое-чем не сегодня, а завтра... Но мы встретились. Как думаешь, для чего?

– Мы встретились... – задумчиво говорит Яр, и ласково-ласково касается рукой моей щеки. – Представляешь, жили отдельно ты, да я. И вдруг стали – мы!

Я прикрываю глаза и поворотом головы щекой глажу его руку. Он обнимает меня крепче.

Я открываю глаза - мы смотрим друг на друга нос к носу!

Потереться носами?Поцеловать Яра? Вырваться из его объятий?

Мы ласково трёмся носами друг о друга, потом Яр чуть поворачивает голову и его теплые губы касаются моих.

Поцеловать Яра? Освободиться из его объятий?

Он обнимает меня, а мои руки скользят по его спине, бокам, и Яр – вот умничка! – начинает повторять мои движения, то поглаживая шейку сзади, то проводя пальцами вдоль спины по позвоночнику, то робко опуская руку на мою талию и ниже...

Помочь Яру раздеться. Целоваться с Яром, но не позволять ничего лишнего

Я помогаю Яру справиться с пуговицами на его одежде...

Мы долго целовали друг друга, как сумасшедшие, и наконец, утомившись, заснули в объятиях друг друга.

Утром меня разбудил шум на кухне. Яр пытался приготовить для меня завтрак, и храбро сражался с дверкой холодильника! Пришлось взять готовку на себя!

– Ты мне нравишься, Ярик, но давай всё-таки спать!

– Ну так не убила же, - говорит Яр, улыбаясь. В темноте видно, как светятся его белые зубы. Его руки обнимают меня, но так бережно и ласково, как будто я его сестра!

– Но бог помог, и мы встретились! – говорит Яр. – Значит, так надо!

Расстегивая каждую пуговицу, я целую освободившийся участок кожи. Глаза Яра становятся невероятно огромными, мышцы груди напрягаются, он глубоко дышит! Я чувствую, как его желание возбуждает меня! Но я хочу еще немножко его помучить!

Я то делаю вид, что совсем не заинтересована его желанием... то вдруг со всей страстью рычу, как тигрица... и нежно царапаю ноготками его плечи и грудь, ласкаю языком кожу, повелительно придавливаю его руку коленом, когда он пытается обнять и раздеть меня!

Дикий крик из душа подбрасывает меня вверх, как испуганную кошку! Пулей врываюсь в ванную!

Как я уже отмечала – Яр довольно красивый парень. Высокий, стройный, с широкой грудью, хотя явно не атлет, и не качок, с прямыми и длинными ногами.

Да и между ног у него всё в порядке. Он без смущения смотрит на меня, в уже дважды промокшей, прозрачной белой блузке и от его взгляда я сама начинаю смущаться.

Обматываясь полотенцем, я обнаруживаю, что Яр украдкой смотрит на меня! Брызнув ему в лицо, чтобы отвернулся, я берусь за дело!

Я обливаю мужчину теплой водой, потом намыливаю губку, и начинаю нежно тереть Яру спину. От моих прикосновений он, наконец, смущается и краснеет! Забавная ситуация! Чтобы бы такое еще сделать? Помыть его спереди? Или оставить шутки и уйти?

Мы в комнате.

- Яр, расскажи, наконец, как ты у нас очутился?

Наконец, идем в комнату, садимся на диван.

- Яр, расскажи с самого начала, как ты у нас очутился?

Наконец, одетые только в полотенца, мы идем в комнату, садимся на диван. Я разливаю по чашкам чай с коньяком, показываю ему как пить, чтобы не обжечься, "невзначай" касаясь грудью то его плеча, то руки. Он смотрит на меня глазами доверчивого щенка...

- Яр, расскажи наконец, как ты у нас очутился?

Глянув на себя – я прихожу в ужас! Блузка мокрая насквозь, брюки в том же состоянии – да еще и грязные!

– Яр, отвернись! И не подглядывай! – приказываю я. Сама сбрасываю мокрую одежду, вместе с мокрым бюстгалтером и беру в руки банное полотенце, которое уже давно высохло на вешалке. В голову приходит забавная мысль – залезть в ванну к Яру. Но я задвигаю ее куда подальше.

Я обливаю мужчину теплой водой, потом намыливаю губку, и начинаю нежно тереть Яру спину. От моих прикосновений он, наконец, смущается и краснеет! Забавная ситуация! Чтобы бы такое еще сделать? Помыть его спереди? Или оставить шутки и уйти?

Ехидно улыбаясь, я намыливаю Яру плечи и бока, круговыми движениями ласкаю грудь и живот, с каждым кругом опускаясь все ниже, и ниже. О! Да ему это нравится! Он поворачивает ко мне лицо и спрашивает:

– Лиля, зачем ты так делаешь?

– Тебе не нравится? Извини, больше не буду! Дальше мойся сам!

– Нравится. Очень. Но мы же не женаты!

– Какой ты все-таки наивный!

Я чмокаю его губами в щечку. Он обнимает меня и пытается поцеловать.

Я сую ему пенную губку в лицо и вырываюсь? Или целую его в ответ?

Нет, я придумала лучше! Я снимаю полотенце перед обалдевшим Яром, и говорю!

– Теперь твоя очередь мыть мне спину!

Сначала он действительно добросовестно трет мне спину, потом начинает действовать смелее. Его сильная рука трёт губкой мои плечи и я возмущаюсь:

– Больно! Давай лучше рукой! (Да, я такая!)

Он намыливает руку и нежными движениями ласкает плечи, шею, спину и бока, потихоньку забирается на живот, как будто случайно задевает и грудь. Прикрыв от удовольствия глаза, я его поощряю, чуть поглаживая рукой его... ногу. И живот.

От прикосновений Яра по телу разбегается приятное тепло, я чувствую, как твердеют соски на груди, и мне хочется продолжать, но весь мой разум и опыт восстают против того, чтобы слушать желания своего тела!

Я дотягиваюсь до душа и пускаю на нас струю холодной воды! Яр от неожиданности отпускает меня и я выскакиваю из ванны!

– Спасибо, Яр! Я побежала готовить чай! Как вымоешься - завернись в зеленое полотенце и иди в комнату!

Я наслаждаюсь теплом и негой, расходящимися от прикосновений мужчины. Я признаюсь себе честно, что уже хочу его! Он уже понимает это и начинает не слишком умело ласкать меня там, где всего приятнее... Не слишком ли круто, для первого дня знакомства?

Я сама сбрасываю наши одежды на пол и ложусь на моего мужчину сверху, и глажу его грудь - своими, и обнимаю, и целую, и чувствую, как нас охватывает огонь, который можно потушить только одним способом!

Яр неумел, совершенно очевидно, что я – его первая женщина. Но какая страсть в его глазах, какое желание в теле. Я сама направляю его в себя и некоторое время сижу, привыкая... Потом наши тела начинают двигаться, сначала медленно, потом быстрей и быстрей... Потом – не помню!

Утром меня разбудил шум на кухне. Яр пытался приготовить для меня завтрак, и храбро сражался с дверкой холодильника! Пришлось взять готовку на себя!

Конечно, Яр, выключил случайно холодную воду и теперь сражается с душем, поливая все вокруг водой горячей!

Я быстро закручиваю горячую воду, показываю ему, как правильно регулировать температуру, и убегаю, мельком снова поглядывая на его мускулистое тело.

Я быстро закручиваю горячую воду, показываю ему, как правильно регулировать температуру, и убегаю, мельком снова поглядывая на его мускулистое тело.

Я быстро закручиваю горячую воду, сначала показываю ему, как правильно регулировать температуру, а потом, отчаявшись от его непонимания, кричу на него:

– Да ладно, Яр, ничего не трогай! Лучше я сама тебя вымою!

Яр покорно опускает руки и я могу полностью полюбоваться его муcкулистым телом.

Я чувствую, как от смущения краска приливает к моим щекам, и внизу живота теплеет. Мне хочется убежать... или сделать что-нибудь безумное!

Схватив полотенце, красная от смущения, я выскакиваю из ванной, предоставляя Яру возможность самому победить железного змея в образе душа.

Рыцарь темного пламени неожиданно замирает, его лицо искажается болью, изумлением, злостью и ужасом - и он падает навзничь.

Лиля сначала подобрала выпавшую шпагу. Потом привела в чувство Яра. А уже потом проверила пульс Воронцова. Пульса не было. Инфаркт?

ЭПИЛОГ

- Здравствуй, тётушка Навка! - спиной к нечистому духу говорит Яр, с ужасом слыша, как Навка шлёпает ногами по кочкам, подходя ближе. Вдруг он чувствует на спине холодное, как от лягушачьей лапки, прикосновение! Бррр! Отскочить и обернуться? Терпеть?

До города мы доехали через час. Город уже проснулся – на улицах было полно людей, магазины открылись.Городские здания окружают нас со всех сторон. Улицы, дворы, люди и машины, реклама и блеск стекол, рев моторов и музыка.

В городе Яр вертел головой во се стороны, ошеломленный высокими домами, множеством людей и неимоверным, по сравнению с лесом шумом. Да и вонью в воздухе.

На Яра стали обращать внимание люди. То какая-то краля на его длинные волосы оглянется, то дядька с тросточкой прямо глаз не сводит, то бабулька головой покачает.

Пришлось взять Яра под руку – чтобы не попал под машину, не натыкался на людей и не кидался внезапно на другую сторону улицы, увидев там собаку. Давешний дядька с тростью так и пялился на нас! Ну, конечно, та еще парочка – я без макияжа, Яр весь такой озирающийся по сторонам, всему удивляющийся! А рука у Яра, кстати, очень даже ничего, твердая...

И я, и мой спутник уже очень устали. Да и не удивительно – мы оба на ногах со вчерашнего дня!

Куда лучше отправиться: в кафе, в магазин за одеждой или в библиотеку?

Ох, Яр! Я устала! Поехали лучше ко мне, нормально поедим, отдохнем, там ты мне все и расскажешь!

В библиотеке я спросила найти что-то про Заморку. Библиотекарь обшарила весь каталог на букву "З", но всё так нашла! Такая деревня упоминалась в нашей местности во времена царствования Алексея Михайловича Романова. Деревня упоминалась в приказе "бить батогами нещадно дьяка Сёмку Кривого" за то, что не смог малую "деревню Заморку найти и оброк имать". Получается, Заморка исчезла более трехсот лет назад! Ошеломленная, я вышла из библиотеки.С босыми ногами Яра дальше вестибюля в библиотеку не пустили, а оставлять его одного снаружи я побоялась – мало ли что он натворит, по незнанию! Пришлось выйти.

Больше нам в магазине делать нечего!Я купила Яру футболку, летние брюки, носки и кроссовки. Пришлось силой затащить его в примерочную – он собирался раздеваться прямо посередине зала. Ни манер, ни стеснения! Вышли – довольные. Одежда понравилась.

В кафе я поняла, что водить Яра в культурные места еще рано. Его надо воспитывать и воспитывать! Он всему удивлялся в полный голос, комментировал с детской непосредственностью пересолёный суп и котлеты без мяса, в общем, вогнал меня в краску! Пришлось цыкнуть на него и поев, убраться побыстрее.

Я не доверяю специалистам по мозгу. Когда мне было десять, один такой вот специалист упрятал дедушку в психдиспансер. Оттуда дед не вернулся.

Дядька выхватил из тросточки шпагу. Остриё шпаги немедленно упёрлось Яру в горло.

- Позвольте представиться! - весело сказал незнакомец. - Рыцарь тёмного пламени, по совместительству – психоаналитик, Николай Воронцов.

- Кто? - в один голос спросили ошарашенные Яр и Лиля.

Незнакомец молниеносным ударом в висок свалил Яра, приставил Лиле остриё шпаги к груди и ответил:

- Рыцарь темного пламени Николай Воронцов. Или просто - Ворон.

Кинуться к Яру! Напасть на Ворона! Стоять столбом?

Лиля делает попытку напасть но Ворона, но он с усмешкой отбрасывает ее на траву - очень резко и больно!

– Почему вы мне всё это рассказываете? – с ужасом спрашивает Лиля, чувствуя, что знает ответ.

Лиля бежит, перепрыгивая через упавшие стволы деревьев и ныряя под ветки. Ветки и иголки царапают руки, цепляются за одежду. Сзади слышится топот и ругательства Воронцова. Внезапно ее нога скользит на мокрых листьях и девушка падает. Воронцов прыгает на нее, прижимает к земле всем телом и держит. Лиля пытается вырваться, но враг слишком тяжел и силён! Воронцов бьёт ее наотмашь по лицу – так что в голове звенит от боли. Потом садится сверху, прижимая ее руки коленями к земле. И говорит:

– У тебя кажется блузка разорвалась?

Затем с усмешкой, одним движением руки, раздирает блузку. Лиля пытается вырваться, но он снова бьет ее по лицу. Мнет грудь. Потом, ворча, мол жаль, что некогда, а то бы позабавился, берет Лилю за горло руками и начинает душить...

Внезапно на поляне появляется Яр с толстой веткой в руке. Воронцов уворачивается, хватает шпагу и, прокатившись по земле вскакивает на ноги, занимая фехтовальную позицию.

– Это уже становится неинтересно, молодой человек! Палка против клинка, дикарь против современного фехтовальщика, молокосос против воина, обладающего Даром...

Яр замирает на миг прикидывая, что лучше сделать: фехтовать против Ворона или метнуть палку, как копье.

Или попробовать что-нибудь другое?

Яр довольно метко бросает палку, как копье, в Ворона, и попадает! Палка больно бьет тому в грудь и отскакивает на землю. Потирая грудь, разъяренный Ворон двигается на безоружного Яра, выставив вперед шпагу! Схватиться врукопашную? Уворачиваться, пытаясь подобрать палку снова? Звать на помощь? Или попробовать что-нибудь другое?

Яр замирает в отчаянии, и вдруг чувствует, что его затопляет пламя. Как будто жидкий огонь поднимается от ног к рукам. Воронцов делает шаг навстречу. Яр глядит на лицо Лили и огненная ярость заполняет его целиком, сжигая и страх, и боль, и границы возможного. Швырнуть пламя в лицо Ворону.

Яр напал на рыцаря, держа палку, как копье. Они ударили одновременно. И оба попали – Яр не зря обрел опыт в боях с волками! Но если Ворон был ранен палкой – то Яр шпагой был пробит насквозь.

Потом Ворон той же шпагой добил Лилю.

И это – самый печальный

КОНЕЦ ЭТОЙ ИСТОРИИ

А ведь все могло кончиться совсем не так!

Это бессмысленно. Здесь никто не ходит.

Опытный фехтовальщик Воронцов прижал Яра к дереву, не давая ему возможности снова вооружиться. Но Яр спрятался за деревом, уворачиваясь. Тогда рыцарь поднял руку и стал произносить какие-то странные, латинские слова... Яр почувствовал, как его ноги слабеют, и как будто прирастают к земле... На лице Воронцова появилась злорадная усмешка.

И в этот момент тихонько подкравшаяся Лиля изо всех сил ударила Воронцова камнем по голове!

Рыцарь темного пламени замер, его глаза закатились – и он рухнул навзничь.

Лиля сначала подобрала выпавшую шпагу. Потом чмокнула в щечку Яра. А уже потом проверила пульс Воронцова. Пульса не было. "Черепно-мозговая травма с летальным исходом...

ЭПИЛОГ

Яр поднял руки и между них возник огненный шар. Воронцов удивился, но успел среагировать, и с его рук тоже потянулось вперёд огненный шарик размером с апельсин... Гудящее пламя, сорвавшееся с рук Яра поглотило рыцаря целиком, и прошло по лесу, оставляя выжженный дочерна дымящийся след. Потом Яр упал сам...

Лиля сначала подобрала шпагу, лежащую около почерневшего тела. Потом привела в чувство Яра. А потом они пошли в Заморку...

ЭПИЛОГ

Яр напал на рыцаря, стараясь голыми руками вырвать у того оружие. Не получилось...

Потом Ворон той же шпагой добил Лилю.

И это – самый печальный

КОНЕЦ ЭТОЙ ИСТОРИИ